Фото: интстаграм Алексея Навального

Пытаясь ответить на этот вопрос, стоит вспомнить, что периоды забвения встречаются в биографиях многих великих вождей. Черчилль, например, был не у дел на протяжении почти всех 30-х. Впоследствии он назвал те годы «years in wilderness». После него это определение используют и по отношению к другим политикам, оказавшимся в аналогичной ситуации

Де Голль в 50-е, Мандела на протяжении второй половины 60-х и почти всех 70-х… А можно вспомнить и более древних. Например, Демосфена, который никак не мог поднять афинян на борьбу с македонцами, или пророка Иеремию, закованного иудеями в колодки после того, как он слишком сильно достал их своими призывами…

Главное здесь – это то, что в какой-то момент wilderness заканчивается. Происходит это обычно в ситуациях, когда текущий политический курс заводит страну в тупик. Провал попыток британских политиков умиротворить нацистскую Германию; неспособность их французских коллег справиться с алжирским кризисом; разгром чёрных националистов, пришедших после ареста Манделы ему на смену – всё это создало в какой-то момент ощущение растерянности и заставило людей обернуться назад – в поиске тех лидеров, которых они когда-то списали со счетов.

Многим народам мира знаком такой архетип – называется «спящий герой». Герой этот – чаще всего знаменитый полководец или король, который исчез когда-то из поля зрения людей и теперь ждет в какой-нибудь затерянной в горах пещере, когда на его родину обрушится беда, чтобы выйти из укрытия и спасти ее. Сюжет этот сдобрен большим количеством нюансов, каждый из них интересен сам по себе. Просыпается герой, например, не сразу. Согласно легендам сначала имеют место несколько неудачных попыток пробудить его. В ответ на попытки втянуть его в какие-то мелкие делишки герой вопрошает разбудившего его энтузиаста: «Кружат ли над моей горой вороны?..» А узнав о том, что вороны пока не кружат, он отвечает: «Значит, мое время еще не пришло»… Или еще деталь: человека, случайно обнаружившего «спящего героя» (обычно в мифе эта роль доверяется пастуху), должно постичь несчастье. После общения с героем «посредник», как минимум, возвращался домой поседевшим, а в некоторых случаях, едва рассказав людям о том, чье лежбище ему довелось потревожить и чьи речи выслушать, он тут же умирал.

В общем ладно. Нюансы в этом деле тоже важны, но их в маленьком посте не опишешь. Пока просто зафиксируем тот факт, что общественное мнение признаёт возможность «великого возвращения». И если нынешний политический класс со своими задачами не справится, то оно вполне может произойти.

И не говорите потом, что вас не предупреждали.

Аббас Галлямов