Год петуха, год собаки, далее – туман в неограниченном количестве

Россию, безусловно, ждут незабываемые времена. И если внизу, в народе, настроения сильно напоминают затхлую атмосферу 1983 года, то на самом верху, в так называемых элитах, царит страх от неизбежно надвигающегося шторма, причем капитан нашей галеры, а точнее, подполковник, мнящий себя капитаном, поглядывает в сторону громадных волн с унынием и усталостью.

Прошлое путинского режима в общих чертах нам известно, тогда как его будущее всё больше и больше погружается в густое молочно-белое облако неизвестности.

О том, что ближайшие годы станут для власти временем серьёзных политических потрясений, пишут многие исследователи. Но я бы обратил внимание читателей на прогноз известного и уважаемого мною политолога Валерия Соловья, обозначившего 2017 год, как дату начала политического кризиса, кульминация которого придется, по его мнению, на следующий 2018 год. Смотрите, например, его интервью «Фонтанке» от 4 января. Какие же события могут случиться в России в обозначенные годы?

Для начала напомню, что политические кризисы в странах с конкурентным авторитаризмом (по С. Левицки и А. Вею), а именно к ним относится путинская Россия, всегда соединены с фигурой главы государства. То есть судьба России, как это ни грустно, связана с судьбой Путина, причем верно и обратное: будущее этого малоприятного господина отразится на будущем большого государства.

Конечно, в этом нет ничего особенно, присущего только нашей умирающей империи. Более того, Россия прекрасно вписывается в рамки определений современных тоталитарных и близких к ним политических режимов. Например, американский посол Майкл Макфол ещё в 2008 году отмечал поразительное сходство государственного устройства Анголы и Российской Федерации. Надо же так упасть, что даже до классической латиноамериканской хунты мы не дотянули!


….средний срок правления автократов равен 15 годам, а при проведении «регулярных выборов»


И, конечно, вспоминается известный американский политолог профессор Барбара Геддес и её исследование сроков существования персоналистких режимов. Она отмечала, что средний срок правления автократов равен 15 годам, а при проведении «регулярных выборов» он увеличивается до 21 года. В оценке прочности путинской власти нам соблазнительно ориентироваться на первую цифру, но будем иметь ввиду весь временной отрезок, то есть от 15 до 21 года.

Читайте также:  США расширили санкции против Газпрома

История восхождения мистера Путина на российский престол связана с несколькими датами. В августе 1999 года он занял президентское кресло, просидел в нем до мая 2008 года и передал его «на хранение» некому персонажу по фамилии Медведев, который запомнился разве что прыгающей от радости супругой, волею случая ставшей женой настоящего президента. Трон, вернее президентское седалище, Путин вернул себе в мае 2012 года. Важно помнить при этом, что решение о возвращении в большую политику принято им ещё летом 2011 года и официально закреплено 24 сентября.

Хотя многие исследователи отмечают высокую устойчивость путинского режима, но, очевидно, и он пришел к своему финалу, начало которого я отношу не к 2017, а к 2013 году.

Анализ политических и экономических событий, случившихся в России за последние пять лет, показывает, что первые трещины в фундаменте существующей путинской вертикали появились осенью 2013 года (конец ноября). И связаны они с началом активной фазы Евромайдана в Украине. Смена власти в Киеве и вовсе подтолкнула Путина и его камарилью к ряду фатальных решений, результат которых мы можем оценить достаточно точно.

Здесь важно понимать, что проблемы в русской экономике 2008 – 2012 годов косвенно влияли на устойчивость автократической власти в кремле, но без политической составляющей они не имели бы значимых последствий.

Агрессия против соседнего государства, захват его территории и связанные с этим военная истерия и агрессивная внешняя политика сделали распад существующего сейчас в России персоналистского режима практически неизбежным. А экономика лишь ускорила падение. Наиболее вероятно здесь то, что если бы кремль избежал большинства  внешнеполитических авантюр 2014 – 2015 годов, то это бы усилило прочность (и продлило жизнь) путинской власти. И не потребовался бы святой Херсонес. Но глупцов благоразумию научают только несчастья (Демокрит).

Читайте также:  О чем писали газеты 100 лет назад: С кем быть Болгарии - с Россией или с Германией?

Временной отрезок увядания путинского вертикального государства, если вспоминать исследования Б. Геддес, можно обозначить промежутком от 2014 до 2020 года. Это, конечно, средние и условные цифры, однако события последних двух лет с высокой степенью вероятности указывают на то, что именно в это время деградация режима достигнет максимума.

Анализ действий самого Путина, если, конечно, возможно анализировать поступки параноика, говорит нам о высокой вероятности досрочных президентских выборов в 2017 году. Более того, по  информации, которой я располагаю, Путин не будет принимать в них участие и вновь предложит русскому обществу местоблюстителя – «Медведева 2/2017».

Решение об этом практически принято в кремле, хотя конкретное лицо для участия  в выборах на пост президента ещё не определено. Скорее всего, это будет случайный человек. Вернее, путинская кандидатура станет неожиданной для многих в России.

В этом кроется главная опасность для единоличной власти диктатора. Слабость нового президентского местоблюстителя проявится довольно быстро – у нынешнего хозяина кремля просто нет выбора.

Поэтому срок полномочий избранного в 2017 году президента вряд ли превысит два года, и в 2019 году он власть потеряет. Но что более важно – в результате Путин власть себе не вернёт. Скорее всего.

Обострение политического кризиса придется на конец 2018 — начало 2019 годов, причем кульминации следует ожидать ближе к весне – это русская традиция. Повторюсь, вернуть русский престол в 2019 году нынешнему автократу вряд ли будет суждено. А  другой (новый) правитель Российской Федерации объявит поверженного любителя амфор, птиц и детских животиков виновным в многочисленных преступлениях, благо их даже не придется новой власти доказывать – всё известно и особо не скрывается. По моему мнению, вероятность подобного исхода событий превышает 90%.

Но что придет на смену путинскому режиму – самый главный вопрос. В этом месте пока предлагается туман в неограниченном количестве.

Николай Камнев

Комментарии

Комментарии