Игорь Эйдман о катастрофе «Суперджет-100»: Очень сложно объяснить иностранцам ситуацию в России. Не понимают!

Рассказал о катастрофе Суперджета знакомому неполитизированному немцу: «Самолет, произведенный компанией сослуживца Путина по КГБ, загорелся в аэропорту его партнера по дзюдо». Приятель искренне удивился: «Какое совпадение, надо же». Только с большим трудом я смог объяснить ему, что это обычная в России практика: сослуживцу президент подарил госзаказ на производство самолетов, а дзюдоисту — аэропорт. Ну, а потом недоработанный самолет не выдержал удара молнии, а аэропорт провалил операцию по спасению пассажиров.

Немец вроде начал кое-что понимать: «А есть в России что-нибудь, что Путин еще не подарил своим друзьям?». «Есть, – объясняю, — все, что не принадлежит друзьям Путина, захватили друзья друзей Путина, таких как Медведев, Патрушев, Сечин и т.д., а также их родственники, свойственники и обслуга». Приятель стал дальше интересоваться: «И как они этим всем управляют?». «Как, как, — отвечаю, — плохо до безобразия: самолеты у них падают, банки лопаются, леса исчезают, свалки отравляют окружающую среду. Даже нефть они умудряются какой-то гадостью бадяжить, так что от нее иностранные покупатели отказываются. Компании их давно бы прогорели, если бы при каждом шухере не получали срочную помощь из госбюджета». Немецкий друг слегка обалдел: «И сколько это все будет, по-твоему, продолжаться?». «До тех пор пока миллиардером не станет последний шофер массажиста охранника друга Путина» — отвечаю.

В какой-то момент мне показалось, что немец, наконец, понял ситуацию. Но тут он убил меня окончательно: «Как вы это все терпите, почему не откажите Путину в доверии на выборах?». Что я ему ответил, воспроизвести здесь остерегусь. Но теперь он знает, как звучит отборный русский мат.