Игорь Эйдман: всякое сотрудничество с “государством” является соучастием в преступлениях одной из правящих банд

Побег с пиратского острова
В гитлеровской Германии и сталинском СССР было преступное государство, жившее по своим человеконенавистническим законам и распоряжениям. В путинской России нет вообще никакого государства, как социального института, поддерживающего какой-то пусть и преступный, но унифицированный порядок. Вместо него — конгломерат враждующих друг с другом банд “силовиков”, выполняющих карательные и парораспределительные (в свою пользу) функции. Бюрократия системно не соблюдает собственные законы и свои же формальные решения. Если во времена сталинизма было официально разрешено пытать подследственных, то в путинской России это запрещено, но пытают также массово. При Сталине чиновники следовали преступным законам и подзаконным актам. При Путине они вообще ни с каким законами не считаются. Например, им законодательно запрещено заниматься бизнесом, но все они “делают это”, даже не особо скрываясь. Им официально приказано ненавидеть Запад, но они обзаводятся там недвижимостью, учат своих детей и т.д.

В путинской России есть только один закон — закон джунглей: кто сильнее, тот и прав. Гобсовская война всех против всех не завершена, общественного договора нет, государство по факту не сформировано.

В этих условиях всякое “сотрудничество с государством” в реальности является соучастием в преступлениях одной из правящих банд. Более того, любые попытки играть по правилам, утвержденным этим “государством”, превращаются в легитимацию бандитской власти. Это касается и участия в выборах, и так называемой благотворительной деятельности. Выдвижение в депутаты может быть полезно, только при условии заведомой нерегистрации оппозиционного кандидата. Таким образом оно позволяет продемонстрировать фарсовость всей этой процедуры. Если же такого кандидата допустили до выборов, значит он просто работает спаринг-партнером у партии власти.

Официальная благотворительность тоже давно поставлена на службу преступникам. Невозможно работать под бандитами и быть свободным от них. На острове, захваченном пиратами, невозможен женский монастырь. То есть основать-то его можно, но он быстро превратится в бордель. Нечто похожее происходит и с благотворительными организациями. Пираты не просто требуют лояльности к себе, они делают благотворителей частью своей обслуги. И судьбы доктора Лизы и Нюты Федермессер лишнее тому доказательство.

Читайте также:  Несколько наивных вопросов и соображений

Где же выход? Для того, чтобы уйти из-под власти пиратов необходимо уплыть с их острова. Можно это сделать физически, а можно попробовать — виртуально. Эмиграция — самый простой путь. Но множество людей не хотят покидать свою страну, стремятся изменить ее к лучшему, чтобы она перестала быть источником агрессии и войны. Они начинают строить Другую Россию, горизонтальные сетевые структуры, способные взять на себя многие функции неработающего государства: правозащиту, социальное обеспечение, политическое представительство, защиту природы, борьбу за мир и т.д..

Многие благотворительные и другие общественные проекты организуются в сети, напрямую, без посредников, без всяких «святых Лиз» и «Нют», а главное, без сотрудничества с преступным псевдогосударством. Например, уже много лет, люди договариваются, покупают еду и игрушки и привозят их в детские дома. Им не нужно покровительство правящих преступников, они не пиарят себя, не создают бренд «святых», буднично делают дело. Таких проектов множество. Они могут успешно развиваться и в политической сфере. Им просто нужна точка сборки. Я уже писал о таком социальном органайзере Эксодус. Подобные решения — это реальность, формирующая будущее. Если мы ничего не сможем противопоставить бандитам с ядерными финками в карманах, его просто не будет.

Оригинал:

Комментарии

Комментарии