Главное общее у Путина со Сталиным – тяжелая паранойя, связанные с ней мстительная жестокость и ненависть к гуманистической европейской культуре, воспринимаемой как ментальный вызов тиранической власти.
Путин, вслед за Сталиным, искренне убеждён, что окружён врагами и шпионами, которых засылает проклятый Запад, чтобы его извести. Иноагенты засели в НКО, притворяются правозащитниками и журналистами, периодически совершают политические диверсии, а потом прячутся в партизанских лесах интернета.
Этому, по сути, посвящена серия его последних выступлений.
Путин близок к Сталину и в параноидальном страхе за собственную шкуру. В окружении многочисленной охраны прячется, если не на “дальней даче”, то в ближнем бункере. Здесь он даже превзошёл предшественника, который все-таки не заставлял посетителей проходить через дезинфекционный тоннель, а “дезинфицировал” их, напаивая до поросячьего визга.
Паранойя диктатора передаётся сверху вниз как дурная болезнь. И вот уже страна начинает болеть манией преследования, верить, что “весь мир против нас”. Эту шизокартину в угоду верховном параноику насаждают СМИ и госпропаганда. В результате, например, две трети россиян верят, что пандемия короновируса – результат заговора (опрос Левада-центра).
В наше скорбное время параноидальная тирания Сталина получила второе рождение в виде параноидального государства Путина.
Сегодня день смерти предыдущего тирана-параноика. Как и полагается тиранам, он умер в одиночестве и страхе. У другого правящего параноика такой финал уже не за горами.