Илья Константинов: Наступает время великого молчания

Чем больше я вглядываюсь в контуры наступающего дня, тем яснее мне, что наступает время великого молчания.

Оно проступает сквозь надсадные интонации СМИ, вопиет из речей политиков, оглушает трескотней абсурдных законов, бьется как птица в сетях обвинительных приговоров, чахнет в непрерывном бормотании социальных сетей и окончательно тонет в океане бульварных раманов.

Да, что там говорить, к чему ни прислушайся, что ни подслушай – сплошной серый шум: бытовуха, ложь и убийство времени.
Кроме, разве что, шепота любовников, наивных вопросов маленьких детей, да настоящей литературы – поэзии.

Да и там, чем дальше, тем больше умолчания, намеков да иносказаний.

Правдивое и безыскусное слово становится редкостью.

Во-первых, не принято, я бы даже сказал, неприлично. Зачем обижать неумного человека обидным словом, гибкого в позвоночнике коллегу точным определением, а ординарного негодяя высоким словом подлец – подлец? Он ведь и не подлец даже по гамбургскому счету, а просто хочет выжить и преуспеть, да и подлецом он от этого быть не перестанет.

Вы скажите, так было всегда. Ведь язык дан человеку, чтобы скрывать свои мысли.

Всегда, да не постоянно. Ведь, что такое карнавальная культура средневековья, как не возможность от души выговориться хотя бы в праздник.
Праздников у нас нынче много, одни Новогодние каникулы почитай две недели и выговориться иногда еще получается, чаще – по пьяному делу.
Но, чем дальше, тем меньше. Сын со смехом тут мне рассказал, что ГУГЛ в качестве новогоднего подарка преподнес карту его перемещений за последний год с разбивкой по месяцам. Ведь интересно же вспомнить, где ты чаще всего бываешь.

Выходит, Большой брат следит за твоими перемещениями. Но ведь он, наверняка, следит и за твоими словами.
Все чаще слышу совет: ты телефон-то выключи, да аккумулятор вынь.
А поможет? По большому счету, конечно, нет.
Мы живем в эпоху электронной фиксации всего и вся. Все задокументировано.

Другое дело, что если Большому (или Малому) брату понадобится, документы могут бесследно исчезнуть, или самопроизвольно видоизмениться.
Но это, если понадобится, а так…

Кто-то скажет, ну и хорошо, злодеев легче изобличить. Конечно.
Но каждый из нас хоть чуточку, да злодей, по крайней мере с точки зрения всевидящих братьев.

Но чувствуется, что все это только начало. Сподобился с внуками посмотреть один голливудский мультик. Новый мультик, прошлого года, кажется. От концентрации жесткого феминизма аж мороз по коже продрал. Нет, я не ретроград, мне просто страшно за внуков.

Свобода слова как-то незаметно превращается в свою противоположность. За слово могут выгнать с работы, выдать волчий билет на профессию, посадить в тюрьму, просто отравить существование – и там, и здесь, в разной концентрации и под разными соусами.

Бороться с этим практически невозможно, поскольку противоборствующие идеологические лагеря пользуются одинаковым арсеналом средств затыкания рта.
Консерваторы затыкают рот во имя традиции, а либералы – во имя свободы. Об идейных сторонниках разных оттенков тоталитаризма и говорить не приходится – за них всегда говорили только вожди.

А самое страшное, что среднестатистический обыватель относится к затыканию ртов с полным пониманием. Ведь для обывателя всегда слово было – серебром, а молчание – золотом.

Куда ни кинь, всюду – клин. Оно приближается – время великого молчания.

оригинал – https://www.facebook.com/ivkonstant/posts/1791104147623442

автор – Илья Константинов

Новости партнёров

Комментарии

Комментарии

Похожие материалы из этой рубрики