Илья Пономарев. Чтобы остаться у власти Путин хочет “воссоединиться” с Беларусью и создать СССР 2.0

В последнее время многие неангажированные эксперты все чаще поднимают вопрос о возможном транзите власти в России, так как текущий президентский срок Путина по закону является последним из возможных. Поговаривают, что для того, чтобы обеспечить действующему «гаранту» право «править» пожизненно, уже сейчас ведется подготовка ко внесению соответствующих изменений в Конституцию, к переформату России в парламентскую республику. Рассматриваются и другие варианты. Свое мнение об этом, а также собственный вариант возможного развития событий  в интерью “Русскому Монитору” высказал известный политический деятель Илья Пономарев.

– Илья, несмотря на то, что до конца этого срока Путина еще достаточно много времени, мы слышим все больше разговоров о том, как Кремль видит проблему транзита власти. В частности, обсуждаются разные варианты  того, как оставить Путина у руля страны после 2022-го года. Говорят о подготовке к введению двухпартийной политической системы и о переформатировании России чуть ли не в парламентскую республику, или об изменении конституции ради учреждения «Госсовета». Какой из вариантов может быть принят как план к действию?

– Я думаю, что все вопросы относительно будущего Путина будут решаться гораздо ближе к тем выборам. Не думаю, что это в принципе сейчас будет решаться. Закладок, которые можно использовать, много. Я, например, считаю, что самым комфортным для Кремля был бы сценарий убрать Лукашенко от власти поближе к 2020 году, после чего открыть путь к объединению Российской Федерации и Беларуси. Затем проводятся выборы главы союзного государства, и он избирается как президент союзного государства. Это, мне кажется, гораздо более разумный сценарий, простой, просто он (Путин – ред.) боится, что Лукашенко будет баллотироваться. Ему надо отправить Лукашенко в отставку, как-то договориться о каких-то его личных гарантиях и преференциях.

– Для этого Бабич в Беларусь и отправлен?

– Поэтому Бабич  и отправлен, да.

– Понятно, но это же фактически аншлюс…

– Нет, с юридической точки зрения это не присоединение к России. То есть, это не аншлюс.  Это гораздо проще, потому что Путин изначально предлагал Лукашенко, что Беларусь входит в состав России как отдельный субъект. Это было бы специальное предложение, на которое Лукашенко не мог согласиться.

“Вариант ухода Путина, конечно, никто не рассматривает даже в принципе, рассматривается вопрос – в каком качестве он останется”

– То есть это будет, по большому счету, государство со столицей в Москве, с руководством, которое будет находиться в Москве, и с Путиным во главе?

– На самом деле будет ли столица в Москве – это тоже не факт. То тут, то там. Вот в Санкт-Петербурге, например… Не хочу подсказывать, но это было бы логично.

– Говоря таким просторечным языком, сможет ли это «взбодрить» избирателей по аналогии с аннексией Крыма?

– Не думаю, что особо сильно взбодрит, так, как, во-первых, не будет аншлюса, присоединения Беларуси к России. Будет союзное государство. То есть просто новое государственное образование, и Путин во главе этого союзного образования. Хотя путинская база, несомненно, это одобрит, а у остальной части населения к тому времени будет слишком много проблем, связанных с личным выживанием, так что долговременного эффекта, сравнимого с Крымом, не будет.

– Насколько это образование может быть прочным?

– А это неважно. У нас же легитимность вся не формально сейчас, а персонально. Она персонифицирована в фигуре «вождя». Именно не в фигуре президента, а в фигуре лично Путина. Это главная слабость этой системы. Поэтому если будет такое объединение, то я считаю, что белорусы вполне могут это пропустить, потому что пророссийские настроения там сильны, и если речь будет идти не о поглощении, а именно о создании Советского Союза, то я считаю, что процентов 70 там проголосуют. Конечно, Народный Фронт будет против, но они проведут нормальные референдумы в 2021-м или в 2022-м году и совершенно спокойно, я думаю, что большинство за это проголосует.

– То есть, с твоей точки зрения, тот вариант, что они рассматривают вариант ухода Путина, не стоит даже на повестке дня? Хотят Путина оставить любым путем, да?

– Вариант ухода Путина, конечно, никто не рассматривает даже в принципе, рассматривается вопрос – в каком качестве он останется. Он, конечно, может быть и теневым лидером, оранизуют госсовет какой-нибудь (как у китайцев). Но это искусственно, а Путин – юрист. Зачем менять Конституцию, да? Это же не по-пацански. Он уподобляется каким-то азиатским лидерам вроде Назарбаева. То есть два срока достаточно. Два срока, и будет после этого другой президент России, только этот президент не будет ничего решать. Будет президент Беларуси, будет президент России, но власть уйдет на союзный уровень.

– То есть это фактически СССР 2.0. Мечта Проханова и “идеологов” газеты “Завтра” продолжают сбываться?

– Да, совершенно верно СССР 2.0, только маленький, усеченный. Маленький, потому что «демократы развалили, а он вот начал восстанавливать»…

– А есть какие-то конкретные люди, которые стоят за той, или иной концепцией транзита: условно говоря за концепцией госсовета стоят люди Володина, а, к примеру, за идея с «аншлюсом» Беларуси  – больше по душе «Старой площадь» и Кириенко? Очень много домыслов и слухо циркулирует на эту тему…

– Понятия не имею. Во-первых, нет такого, как «старая площадь». В администрации президента нет единой силы, есть Вайно и Кириенко, Сурков, кто угодно другой, есть силовики, которые тоже  представлены в этой администрации. Я понимаю, что между ними всеми крысиные бега на данный момент ( за “монаршее” внимание и все прочее), но у меня ощущение, что все сползли на разнообразное плетение интриг, но эти интриги с прицелом на тактические, а не стратегические вопросы. Поскольку не установлены правила игры преемничества, то делать какую-то слишком сильную ставку, слишком яркую – это аппаратно опасно. Есть несколько направлений работы, то, что мы и преемников смотрим, и Медведева не трогаем, и губернаторы, и двухпартийная система, смотрим, что там с партиями можно сделать и чего нельзя сделать. И Беларусь есть… Но посмотрим, какое из этих направлений вырвется в лидеры ближе к тому моменту, когда надо принимать решение. Но лично я думаю, что сам Путин скорее склоняется к идее с “союзным государством”.

– А вот когда это «ближе» наступит примерно, в какие годы?

– Решение надо принять в 2023 году. До этого момента принимать решения не надо. Выборы Госдумы, они когда, в 21-м? Соответственно, к этому моменту надо определяться с партийной системой. Но все эти старики становятся совсем стариками. Какое-то переформатирование политического поля, очевидно, назрело. Двухпартийная система, старая путинская идея упирается просто в персональное. Как сделать так, чтобы это было управляемо, в то же время популярно, что делать с Зюгановыми и Жириновскими и со всех их клиентурой? Но еще есть время в этом направлении «порезвиться» и посмотреть, как оно получится. Конечно, опять-таки, я бы считал вариант со слиянием этих трех партий «оппозиции» его «императорского величества» в одну, наверное, логичным. Вот эти ЛДПР, Справедлива Россия и КПРФ вполне можно… Просто вопрос, кто в ней рулит. Вот это история, потому что объективно должна КПРФ, но они же «валенки» психологически, и это очень чужеродно для всей этой истории, поэтому…

– А зачем нужны эти слухи о том, что сейчас Эльвиру Шахипзадовну хотят поставить на место Медведева, это все «вбросы»?

– Затем, чтобы показать, что у Путина есть кого поставить на место Медведева. И Эльвиру можно, и Грефа можно, и Кудрина можно, и того же самого Козака можно, хотя он такой парень, ершистый.

– То есть Медведев усидит до конца, скорее всего?

– Зачем его менять? Он громоотвод. Они его дополнительно «опустили» с этой пенсионной реформой. Он же главный пострадавший от пенсионной реформы, даже больше, чем пенсионеры, мне кажется.

Беседовала Ольга Курносова

Продолжение интервью читайте здесь.

Новости партнёров

Комментарии

Комментарии

Похожие материалы из этой рубрики