RSS

Итоги выборов в Германии: лучше, чем могло случиться, и хуже, чем должно было быть

  • Written by:

Выборы в Бундестаг прошли всего неделю назад, но уже очевидно, что их результаты будут задавать политические тренды на ближайшие годы – причем не только для Германии, но для всей Европы. Предлагаем вашему внимание обширный и очень интересный материал, посвященный выборам в Германии, подготовленный Александром Вербицким, историком из города Мангейм.


Германия последних месяцев походила на женщину, ожидающую ребенка. Все знали, что роды будут трудными, волновались, переживали, но главное – надеялись. Города утопали в предвыборной агитации, а люди – в разнообразии тем для обсуждения.

С момента воссоединения Германии в политической борьбе не принимало участия столько политических партий – 42. Еще за день до выборов только 63% имеющих право голоса были уверены, кого они собираются выбирать. (В итоге на участки пришло 73%).

На моей памяти не было более волнующих выборов в стране, известной своей экономической стабильностью и зажиточной жизнью. При этом все знали их результат. Конечно, не точно, плюс, минус. Но в том, что Меркель не сдаст своих позиций, были уверены все – как те, кто ее уважает, так и те, кто ее ненавидит. Также все были уверены, что AfD («Альтернатива для Германии») войдет в будущий парламент. Никто из здравомыслящих людей этого не желал, надеялись, что пронесет, но знали, что это практически неизбежно. Особенно после катастрофических выборов в земельные парламенты весной 2016 года. Надеялись хотя бы, что партия получит незначительное количество мест в Бундестаге. Но, увы, и это оказались пустыми мечтаниями.

Итак, Германия выбрала свое будущее на следующие четыре года. Рассмотрим сначала партии в новом Бундестаге, исходя из количества их мест в новом парламенте.

CDU/CSU – христианские демократы

Кай Пфаффенбах | Reuters
Лидер партии Христианско-демократический союз (ХДС) и канцлер Германии Ангела Меркель реагирует на первые экзит-поллы на всеобщих выборах в Германии.

Партия Меркель, потерявшая большое количество голосов (по сравнению с триумфальными выборами 2013 года), переживает не самые лучшие мгновения в своей истории. Такого низкого результата не было с 1949 года.

Среди причин одни эксперты называют «неудачную миграционную политику», «расширяющуюся пропасть между богатыми и бедными» (впоследствии мы увидим, что это не совсем соответствует действительности). Другие высказывают противоположное мнение: «Было бы дело в мигрантах – AfD имели бы полное право выбрать тысячи молодых кёльнских девушек. Однако они не сделали этого. Вместо них правых популистов выбрали тысячи молодых парней в Восточной Германии. Там, где мигранты практически отсутствуют».

Тем не менее французская «La Figaro» или английская «The Times» напрямую связывают потерю голосов и проход националистов в парламент с миграционной политикой германского правительства. И во многом партию спас так называемый «Канцлер-бонус». 73% немцев считают, что Меркель последние четыре года хорошо выполняла свою работу. 57% хотят, чтобы она осталась в должности. Особенно сильно симпатии к ней проявились после телевизионных дебатов с оппонентом из SPD (Социал-демократической партии) – Мартином Шульцем. Всего 15% немцев увидели в нем альтернативу Меркель. Для подавляющего большинства она выглядит дружелюбнее, увереннее и компетентнее.

Меркель ассоциируется у немцев с понятиями «стабильность», «сильное и уверенное руководство». Не зря её называют «мамой» (Mutti).

Большую (если не решающую) роль играл и экономический аспект. Никогда раньше граждане так хорошо не оценивали экономическую составляющую жизни страны. Даже внешнеполитический курс руководства Германии (несмотря на влияние извне и постоянные попытки сопротивления со стороны AfD и Pegida) положительно оценивают 67%, а 59% считают, что именно Меркель «может провести Германию через столь тревожные времена». Тем не менее, в связи с большими потерями среди избирателей, партии придется корректировать нюансы своей прежней политики. Однако Меркель, хотя и взяла на себя вину за партийные потери, отказывается видеть свои ошибки. Кроме собственных проблем, большой проблемой для нее является политический игрок и манипулятор Хорст Зеехофер. Его баварский CSU (ХСС, Христианско-социальный союз, действует только в Баварии, однако составляет в Бундестаге единую фракцию с CDU/ХДС. – прим. ред.) впервые опустились ниже 40% планки. Проиграть у себя дома!

«Многие из тех, кто раньше выбирал CSU, явно не доверяют Зеехоферу, – говорит Маттиас Юнг из мангеймского исследовательского института «Выборы». – Сначала он нападает на Меркель по конкретному поводу, а на следующий день уже меняет свою позицию и бежит мириться. Столь плохой результат выборов – это плата по счетам».

Среди соратников по партии все явственнее слышаться голоса о смещении Зеехофера. Они сильно опасаются, что его фигура еще больше навредит партии на земельных выборах в следующем году. Уверен, что и Меркель, у которой очень натянутые отношения с руководителем баварской партии, была бы не против такого хода событий: присутствие Зеехофера может стать большой проблемой во время коалиционных переговоров. А это решающий аргумент. Обсуждение о его возможном смещении отложены до ноября, но градус настроений в партии явно не в его пользу.

Сам же Зеехофер только отмахивается и не собирается покидать пост.

SPD – социал-демократы

Если CDU пережил не самые приятные минуты, то SPD пережила настоящую катастрофу. «Мы в экзистенциальном кризисе», – говорят в партии. Шульц пытается изобразить как результат того, что они последние четыре года были «младшими партнерами» CDU по коалиции, а настоящее место партии – в оппозиции. Однако это только попытки перевалить вину. Когда в 2009 партия уже получала низкую поддержку на выборах, она была в оппозиции.

Настоящая проблема партии в том, что у нее нет своего лица, своей позиции. Не стало оно яснее и с появлением Шульца. «SPD недостаточно левая для одних и недостаточно центристская – для других. Поэтому люди идут и выбирают партию с более ясной и четкой позицией», – объясняет Юнг. «Мы застряли еще после прошлых выборов, – сокрушается Клаус Бартель, представитель левого крыла партии. – Мы не имеем права продолжать дальше как ни в чем не бывало»

Есть и те, кто сомневаются, что Шульц – подходящая кандидатура, чтобы вывести партию из кризиса. Если выборы в Нижней Саксонии через две недели станут похожими на общегерманские, то его дни в руководстве партии сочтены. Тем более, что в партии уже появился серьезный противовес Шульцу – Андреа Налес, бывший федеральный министр труда в кабинете Меркель. Ее триумфально избрали главой новой партийной фракции в Бундестаге. С детских лет мечтающая о высшей должности в стране, честолюбивая и несдержанная на язык, Налес вполне может стать конкуренткой Меркель на выборах-2021. Тем временем Шульц уже заявил, что партия выходит из «большой коалиции», уходит в жесткую оппозицию, а что в декабре на партийном съезде он опять выдвинет свою кандидатуру на руководящий пост в партии.

AfD – «Альтернатива для Германии»

Плакаты крайне правой партии «Альтернатива для Германии» (AfD) гласят: (вверху) «И какова ваша причина бороться за Германию» (внизу) «Бурки? Мы предпочитаем бикини» в Берлине 23 сентября 2017 года. AFP / Getty Images

Их сенсационному результату (хотя и ожидаемому – например, в Саксонии они обогнали CDU и вышли на первое место) были неприятно удивлены многие. Руководители концернов Сименс и Фольксваген выразили глубокую озабоченность проходом националистов в парламент. «Это изменит страну и поставит под испытание демократию», – заявили они. Представители науки и культуры подписали петицию к правительству, в которой они выражают опасение, что при раздаче комитетов в Бундестаге националистам достанется комитет по культуре. Однако поскольку партия – третья по числу мест в парламенте, – то этого, может быть, и не удастся избежать. Но были и другие голоса: «Это новый символ пробуждения европейских народов!» – написала руководитель националистической партии Франции «Front National» Мари ЛеПэн.

Появившаяся совсем недавно AfD уже успела перевернуть весь политический мир страны. Не прошедшая пятипроцентный барьер на выборах 2013 года, она с лихвой взяла реванш на земельных выборах-2016.

Это партия с откровенно националистической риторикой. «Квотерниггер» – так назвал член партии Дубравко Мандич американского президента Барака Обаму. Его коллега Бьерн Хёке выразился про памятник жертвам Холокоста в Берлине: «Мы немцы, т.е. наш народ, являемся единственным народом на Земле, который вживил в сердце своей столицы памятник позору». А один из региональных лидеров AFD некая Елена Роон в чате сторонников организации в WhatsAp опубликовала картинку с надписью: «Адольф, пожалуйста, отзовись! Германия нуждается в тебе».

“Фотожаба” с Гитлером, которой кандидат в Бундестаг от AFD Елена Роон поделилась в чате сторонников своей партии в WhatsApp взорвала социальные сети. Роон потом объясняла, что это была шутка. Но осадочек, как говорится остался. Фото www.fischundfleisch.com

Впервые с 1949 года в немецком парламенте оказалась партия воинствующей нетерпимости и шовинизма.

Это единственная партия, которая требует возобновления охраны границ страны, прекращения поддержки ЕС, высылки всех мигрантов и при этом снятия санкций, восстановления дружеских отношений и еще более углубления экономических связей с Россией. Неудивительно, если учитывать, как часто правые политики ездят в Москву, как последовательно поддерживают ее политику и как часто получают оттуда помощь.

Даже за день до выборов главный государственный российский канал «Россия 1» вел агрессивную пиар-кампанию партии и, обращаясь к миллионам русскоговорящих в Германии, убеждал: «Голосуем за AfD! За наше с вами будущее!» Что это, если не вмешательство в выборы на государственном уровне?

Такую рекламу жители Германии, подписанные на российские спутниковые каналы могли лицезреть за сутки до выборов. Фото из Facebook Sergej Sumlenny

Реакция властей Германии пока заставляет себя ждать. Немецкие газеты заметили вмешательство России в выборы в США, но время еще есть. Председатель Комитета Государственной думы РФ по международным делам Леонид Слуцкий заявил, что «потери у «больших партий» и прирост у AfD – это знак большого кризиса в Европе».

Прошли правые в парламент – «кризис в Европе», не прошли бы – «там все куплено и настоящую немецкую партию не пускают в парламент». При любом раскладе это прекрасная пища для российских СМИ.

Также правые предлагают ввести всенародное голосование по примеру Швейцарии. Но первым делом, по словам руководительницы фракции Алисы Вейдель, они хотят добиться парламентского расследования действий Меркель во время кризиса 2015 года. Вообще порою кажется, что правые вошли в парламент только для того, чтобы бороться с Меркель, а не улучшать жизнь в любимой стране.

Александр Гауланд уже заявил по поводу планов партии: «Ей (Меркель) стоит одеться потеплее, мы будем ее гнать».

Даже если не обращать внимание на лексику, позиция у партии весьма «конструктивная». Конечно, не все, кто проголосовал за AfD, являются идеологически правыми. Среди них было и много т.н. «протестных избирателей», были и те, кто раньше выбирал «большие партии». Это – голоса разочарованных.

FDP (Свободная демократическая партия) – либералы. Для партии это были очень удачные выборы. Спустя четыре года она снова в Бундестаге. «Конечно, результат связан с личностью партийного руководителя – Кристиана Линднера. Кроме того, сыграло роль и то, что многие захотели снова видеть либералов в парламенте», – считает Маттиас Юнг.

Основной упор в предвыборной агитации партия делала на образование. Конечно, если не считать вызвавшего скандал заявления Линднера по Крыму, программа партии –  бескомпромиссная. Там указано, что оккупация Крыма и Восточной Украины должны быть «немедленно прекращены», при невыполнении санкции – не отменять. При эскалации конфликта санкции усилить.

Однако это не мешает Линднеру выступать с «особым мнением». В партии явно чувствуется два разных организма – сама партия и как говорят в Германии «One Man Show – Линднер». Либералы не могут забыть Меркель, что по результатам коалиции 2009-13 их никто больше не захотел видеть в Бундестаге. Зато теперь они могут взять реванш и выдвигать требования по коалиции. И главными будут, конечно, массивные вложения в образование, закон о мигрантах и новая политика в Еврозоне.

Самая же большая проблема партии на данный момент – это отсутствие в ней кого-то заметного кроме руководителя. Порою создается впечатление, что кроме него в партии больше никого нет. Даже для будущего правительства выбрать кого-то будет сложно. В результате удачные выборы могут превратиться для либералов в «пиррову победу» и еще большую проблему.

Политолог Томас Кениг подытоживает: «Может случится, как в 2009 году, еще при Гвидо Вестервелле, когда через четыре года после исторической победы на выборах партия вылетела из Бундестага»

 Die Linke – левые

Фото с сайта Die Linke. “Серпасто-молоткастая” советская символика бросается в глаза. Фото с сайта https://www.die-linke.de

Для них выборы прошли под знаком «осознания». Хоть они и получили немного больше голосов, но вскрылась и большая проблема: там, где они были раньше популярны, их сменили националисты. Левые сокрушаются, т.к. протестные голоса всегда были их. Все это надо переварить.

Заместитель председателя партии, Сара Вагенкнехт (недавно открестившаяся от своего сталинистского прошлого), хотя и говорит, что «довольна» результатом выборов, но в тоже время признает, что левые упустили время и отдали вопрос с беженцами полностью на откуп правым. Именно поэтому там, где раньше левая партия была очень популярна (в Восточной Германии), теперь выигрывают правые.

Политологи отмечают, что у партии не заметно развития. Левые даже не пытались перед выборами вместе с социал-демократами и «зелеными» найти правительственную альтернативу, чтобы начать разбираться с проблемами реально. В любом случае, в новом парламенте они не будут играть сколько-нибудь серьезную роль, если получившие теперь во фракции большинство радикальные западные левые не начнут свою игру. Тогда проблем не избежать. Пока же, находясь в оппозиции с вместе с SPD, левые должны заняться пересмотром своего прежнего курса.

Bündnis 90/Die Grünen – «зеленые»

“Наци? Нет, спасибо!” Фото с сайта https://gruene-myk.de

Очень довольны результатами и возможными перспективами партии. Основными темами их предвыборной кампании были борьба с глобальным потеплением и защита окружающей среды. Среди других требований, с которыми зеленые могут выйти на коалиционные переговоры – европейская интеграция, социальная справедливость. «Лица партии» Катрин Гёринг-Экард и Джем Оздемир не отталкивают, не поляризируют и поэтому открывают новые возможности для своей фракции.

«Ямайка»

Участниками будущей коалиции вероятно будут две или три из этих партий. Фото http://www.dw.com

На данный момент у Меркель в связи с тем, что SPD твердо заявила о своем решении уйти в оппозицию, мало вариантов для маневра. Коалиция отдельно с либералами или зелеными невозможна, т.к. партии не набрали достаточного для этого числа голосов. Остается «Ямайка» (по партийным цветам христианских демократов, «зеленых» и либералов, напоминающих вместе флаг данного государства). Ее образование поддерживают 57% жителей страны по опросу ARD «Deutschlandtrend». Это на 34% больше, чем в день выборов (когда еще теплилась надежда на «Большую коалицию»). «Большая коалиция» по опросу Infratest dimap находит поддержку только у 31%. «Ямайка» еще ни разу не появлялась в Бундестаге, однако она уже опробована в ряде земель. Так она есть, например, в ландтагах земель Гессен и Шлезвиг-Гольштейн.

Министр-президент земли Гессен Фолькер Буфье рассказал, что у него очень хороший опыт работы как с «зелеными», так и с либералами. Но договориться в Берлине «будет трудно». Кроме того, в интервью каналу ARD он добавил, что ни в коем случае нельзя менять выбранный страной курс из-за результатов выборов: «Нельзя вдруг выбросить все то, что мы еще вчера считали правильным».

Но пока все ждут земельных выборов в Нижней Саксонии. Они покажут, с каких позиций партиям можно будет вести серьезные коалиционные переговоры. Пока они только прощупывают почву. Либеральный партийный вице-председатель Вольфганг Кубички: «Мы не отказываемся от разговоров о «Ямайке», но нас нельзя туда затащить силой». «Что касается «Ямайки», то коалиция понравится не всем членам партии», – добавляет Ангела Вендт из «зеленых».

Дело в том, что у «зеленых», либералов и христианских демократов накопилось немало взаимных претензий и нерешенных проблем. Это касается как экономики, так и проблем с беженцами. И тут для создания коалиции самая большая проблема – Зееехофер. Финансовый эксперт «зеленых» Герхард Шик говорит, что «у Зеехофера явный уклон вправо» в вопросе с беженцами. А это абсолютно неприемлемо для партии.

Все предыдущие попытки договоренностей христианских демократов с «зелеными» спотыкались на Зеехофере. Правда, еще есть альтернатива в виде SPD. То, что она твердо заявила о нежелании в дальнейшем создавать «большую коалицию» с CDU, многие считают трюком. Меркель не думает, что разговор на эту тему окончен.

Многие полагают, что если «Ямайка» не получится, то социал-демократы будут ждать, что их начнут упрашивать, и тогда они смогут выставить более высокие требования, чем сейчас.

В любом случае, если «Ямайка» не пройдет, 65% опрошенных немцев хотят перевыборов в парламент. Это, возможно, дало бы шанс Меркель образовать коалицию с одной партией.

Ну и главный виновник всех волнений – это, конечно, AfD. «Наша демократия стоит перед наибольшим испытанием со времен воссоединения страны. Мы должны сделать все, чтобы завоевать снова всех тех, кого потеряли, тех, кто сегодня не пошел голосовать или выбрал AfD», – заявил федеральный министр юстиции Хейко Маас.

Меркель очень серьезно отнеслась к вызову, брошенному ей историей. Умная женщина, она первым делом стала расставлять парламентариев так, чтобы они как можно больше могли помочь ей в борьбе с правыми. Первым делом она предложила нынешнего министра финансов и соратника по партии Вольфганга Шейбле на пост президента Бундестага. Во-первых, это большой шаг для заключения коалиционного соглашения с либералами и «зелеными». Если он станет спикером, то освободившееся кресло министра могут получить союзники по коалиции. А во-вторых, политик до мозга костей, специалист высшего класса и парламентарий с 45-летним стажем и большим авторитетом, единственный, кто на этом высоком посту (втором по значимости в государстве) сможет держать AfD в конституционных рамках. Многие политики уже высказались о поддержке этой инициативы. К тому жк, правые, находящиеся с 2016 года в разных ландтагах, показали свою абсолютную неспособность к конструктивной парламентской работе. В некоторых земельных парламентах они уже успели разругаться между собой и расколоться (например, в Баден-Вюртемберге). Поскольку партия с 12,6% не может реально влиять на политику, то ожидается, что она будет забалтывать, скандалить и мешать работе парламента со своими теориями заговора и провокациями.

Кроме того, успокаивает и то, что «Альтернатива» настолько некомпетентна, что бороться с ней нужно именно обсуждением и решением конкретных жизненных, насущных проблем. Популисты в этом ничего не смыслят. Нужно показать Германии, насколько «король голый».

Есть и надежда многих немцев на то, что партия «убьет саму себя». Пример поведения правых парламентариев в ландтагах дает поводы для оптимизма.

И тут подоспела еще одна сенсация. Одна из руководительниц партии, Фрауке Петри, уже заявила о своем выходе из «Альтернативы» вместе со своим мужем – руководителем партийного отделения в земле Северный Рейн – Вестфалия. Она объяснила свой поступок «радикализацией» AfD. Пока Петри собирается быть в Бундестаге внефракционным депутатом, т.к. для создания своей фракции ей пришлось бы убедить еще 35 депутатов (пока из всей партии за нею последовало 7 человек). Вопрос, собирается ли она организовать свою партию, Петри пока оставляет без ответа.

Итак, что мы имеем в остатке. «Народные партии», потерявшие голоса, позволившие правым популистам пройти в парламент. Партия власти спасена популярностью канцлера. Либералы и «зеленые» надеются на участие в правительстве. Замерли перед прыжком правые, поскольку все партии отвергают коалицию с «коричневыми». А «красные» слишком блеклы. Так что если SPD останется при своем мнении, альтернативы «Ямайке» нет, т.к. правительство меньшинства непопулярно среди немцев – тогда уж перевыборы.

Но есть еще одна опасность. Даже пока не опасность, а так – «призрачная угроза». Если Меркель сделает правильные выводы из случившегося и, откорректировав курс, решит миграционную проблему, останется верной внешнеполитическому курсу, сохранит экономическую стабильность и высветит все стороны правого популизма, то волноваться не из-за чего. Но Меркель упряма – и не всегда там, где надо. Она не хочет видеть проблемы в избранной линии. Немцы – индивидуалисты. Большими речами, высокими целями и обобщениями их не завлечь. Их интересует их конкретный мир. Пока в нем все хорошо, больших претензий к власти они иметь не будут. Однако даже самое маленькое негативное изменение влечет за собой протестное поведение, которое приводит к избранию партий типа AfD. Ее предшественница NPD (Национально-демократическая партия) никогда не пользовалась особой популярностью. Изредка ее функционеры попадали в ландтаги, чтобы, поморочив там всем голову, вылететь при перевыборах. Откровенно неонацистская партия, поддерживаемая разнообразными правыми боевиками, была попросту непарламентской ни по виду, ни по сути.

AfD – это новый тип правых. Сделав выводы из ошибок предшественников, они решили представить Германии партию, способную попасть в Бундестаг. Партию без факельных шествий и бритых голов. И в этом кроется основная опасность. Для обывателя они – обычная партия, как и все. Визуально ничем не отличающаяся от «народных партий». И это может привести к плачевным последствиям. В истории Германии уже был случай, когда правая партия, которую, пока она занималась драками и поножовщиной, никто не хотел выбирать, на волне многочисленных проблем в стране после правильного партийного превращения из боевиков в парламентариев пришла к власти. Чем это закончилось, мы все помним.

Надеюсь, это помнит и Меркель. Польская «Gazeta Wyborcza» описала свое видение будущего немецкого парламента: «AfD разделит парламент на своих и чужих, на хороших и плохих немцев, на патриотов и предателей. Начнется борьба. Стоит ожидать, что AfD начнет с нападения на либеральную прессу, суды и другие демократические институты. Политикам других партий придется их защищать. В Германии начинается борьба с врагами демократии».

Новый парламент соберется на своё первое заседание 24 октября…

Автор – историк из Мангейма (земля Баден-Вюртемберг), живет в Германии более 20 лет, родился в Киеве.

Александр Вербицкий

Александр Вербицкий

 

Комментарии

Комментарии