Бойцы ЦАХАЛа. Иллюстративное фото

Уроки прошлых войн, прогноз ситуации на местах будущих сражений и осмысление существующих угроз, новейшие технологии и оружие изменили израильскую армию, флот и авиацию до неузнаваемости.

В Израиле сложился широкий консенсус в обществе в отношении следующей войны: она обязательно будет, и неважно, с кем из соседей по Ближнему Востоку, но будет. Не то чтобы израильтяне не сознавали связанные с этим риски, нет. Но нечто фатальное, неминуемое – да, проскальзывает. В пользу такого подхода к политическому раскладу в регионе говорит и вся недолгая история государства: за 72 года – несколько войн с арабскими странами, начиная с Войны за независимость. Выстояли, победили. Победим и теперь. И неважно, что и тыла-то настоящего нет, и стратегической глубины, да и стратегических резервов кот, что называется, наплакал. “Мы победили, и враг бежит, бежит, бежит…” Так должно быть и впредь.

Откуда такая уверенность в благополучном исходе, сродни самоуверенности? Может, вера во Всевышнего, который всегда обережет, не даст сгинуть с лица земли избранному народу?

– Мы встаём утром и засыпаем вечером с одной мыслью, – признается офицер ЦАХАЛа (Армии обороны Израиля), отвечая на вопросы ежедневной газеты The Jerusalem Post. – Как выиграть войну на севере и на юге, если она разразится завтра?

Война приближается, о войне говорят, однако никто ее не хочет. Но когда настанет час Х, Израиль должен будет нанести противнику нокаутирующий удар, используя всю мощь сухопутных войск, авиации и флота в скоординированном, возможно даже, превентивном нападении, дабы причинить ему максимальный ущерб и защитить гражданское население своей страны.

В данном контексте широкомасштабное боестолкновение с Ираном на сегодняшний день не рассматривается как вероятное, но имеется в виду. Да, Иран силен, признается в качестве “вызова безопасности” для Израиля, но не как экзистенциальная угроза самому его существованию (пока не приступит к созданию ядерной бомбы). На первом плане, в приоритете генштаба ЦАХАЛа – “партия Аллаха”. Среди военно-политического руководства, по имеющимся признакам, нет единодушного мнения насчет опасности, которую она представляет для Израиля. К примеру, глава внешней разведки Моссад Йоси Коэн полагает, что она преувеличена, “баланс сил” с шиитской милицией поддерживать не следует, и какими бы ракетами она не обладала – М-600, Fatah-110 или “Град” – в случае чего должна быть уничтожена полностью. И какой же это случай или когда подвернется? – если экспансия разномастного ополчения боевиков под покровительством иранского Корпуса стражей исламской революции (КСИР) на территории соседней Сирии (военные базы, склады вооружений) станет необратимым фактом, что создаст непосредственную угрозу безопасности Израиля. Правда, нужно уточнить, что “окончательное решение” относительно военизированной ливанской шиитской организации принимать не ему, а дуумвирату Нетаньяху-Ганц. А пока что стороны обмениваются грозными предупреждениями. Если Израиль нанесет воздушный удар по Ливану, – говорит генсек Хизбаллы Насралла, – его ждет большая война на всех фронтах. Вместе с тем он подчеркивает, что нет никаких признаков, что Израиль заинтересован в большой войне.

Рассчитанная на перспективу новая военная доктрина Momentum, с упором на инновации и передовые технологии, разработанная и принятая к исполнению с приходом на пост начальника генерального штаба генерал-лейтенанта Авива Кохави, имеет целью превращение Армии Обороны Израиля в своего рода боксера-тяжеловеса, мощный, заранее подготовленный удар которого обрушится на врага, как только будет получен приказ политического руководства. Враг может обладать примитивным вооружением и технологиями в сравнении с тем, как и чем оснащен ЦАХАЛ, но у него тоже есть мотивация. Это нельзя недооценивать, готовясь к потенциальным конфликтам. Те, кто прошел войну в Ливане, знают, насколько тяжелыми могут быть бои и какова цена победы. Вторая Ливанская война началась 12 июля 2006 года и продолжалась 34 дня. 121 солдат не вернулся домой. Известно, сколь чувствительны израильтяне к потере или пленению военнослужащих. Вот почему во многих семьях та война была воспринята, скорее, как трагедия, нежели победа.

Подготовка к военным действиям в условиях мирной передышки тем временем идет своим чередом. Офицеры осваивают боевые новшества, изучают карты и привыкают в любой обстановке ориентироваться на местности, планируют маневры вверенных им подразделений, учатся брать на себя ответственность и принимать решения. Важное значение придается разгадке намерений противника, будь то ХАМАС или Хизболла, с целью застать врасплох, поставить его в невыгодное положение.

Особая роль отведена взаимодействию различных родов войск: пехоты, артиллерии, авиации, кораблей. В ЦАХАЛе все должны понимать друг друга с полуслова, говорить на одном языке, – так поставлена задача.

В учебных батальонах сегодня осваивают модернизированные танки Merkava IV, именно на них сделана ставка в ходе наземных операций против боевиков Хизбаллы. Благодаря новейшим технологиям, – в том числе системе защиты брони от противотанковых ракет, – они станут тараном, который прорвет оборонительные линии, сомнет наземные укрепленные пункты террористической (каковой она признана в Израиле) организации.

– Танки – наша мобильная сила, – поясняет офицер. – И защита, и нападение. Нам нет здесь равных. Мы адаптировались к новым технологиям и извлекли уроки из неудач.

В 2006-м в Ливане за несколько дней было подожжено 34 танка Merkava (в переводе “Колесница”), по большей части из-за низкой их маневренности. Поэтому после войны актуальным стал вопрос о замене тяжелых танков на легкие подвижные бронемашины, обладающие высокой степенью защиты от противотанковых ракет и современным вооружением.

Военно-воздушные силы также извлекли уроки из кампейна 2006 года. Всего было совершено 19 тысяч боевых вылетов. Это 350 боевых задач в день, 7 тысяч пораженных целей и использование в общей сложности 2 тысяч ракет. Однако Хизбалла не думала уступать, а наземное наступление пошло не по плану. Сегодня военные говорят о необходимости эффективного взаимодействия авиации и сухопутных подразделений, чтобы издержки при наступлении были минимальными.

– Мы быстро меняемся, – продолжает офицер. – Технологии обеспечивают возможности, которых не было в прошлом.

Так-то оно так, но ведь и противник не дремлет. Не имея практически средств противовоздушной обороны, допуская “хозяйничанье” ВВС Израиля в воздушном пространстве Ливана, Хизбалла делает ставку на ракеты. По сведениям, опубликованным в израильской прессе, можно предположить наличие в арсенале Хизбаллы более чем ста тысяч ракет различной дальности, часть из которых в состоянии достичь центральных районов Израиля. Это серьезный потенциал.

Когда речь заходит о новых “технологиях”, надо понимать, что это не только собственно технологии в изначальном смысле, но и использование современных алгоритмов ведения боя: обнаружение позиций врага, интеграция обмена данными между подразделениями, связь и высокоточное оружие. Это – сердцевина плана Momentum: командиры батальонов должны располагать и уметь пользоваться новейшим вооружением, современными технологиями и разведывательными данными для немедленного реагирования, ведения быстрой войны с использованием всей огневой мощи армии.

Один из решающих аргументов в пользу новой доктрины военные видят в применении разведывательных и ударных беспилотных летательных аппаратов, когда офицеры среднего звена становятся главными исполнителями, в руках которых находятся ключи к успеху на поле боя.

– Тактический беспилотник обладает возможностями, которых не было раньше… Наши операционные возможности и тактика постоянно совершенствуются. Мы вступаем в эру новых войн, – утверждает офицер.

Не секрет, что Израиль работает над созданием новых образцов бронетехники, артиллерийских систем, а также лазерного оружия для борьбы с беспилотниками. Израиль планирует приобрести у США 75 самолетов-невидимок F-35А Lightning II. Уже сформированы две эскадрильи F-35I Adir, адаптированных к местным условиям. В сочетании с F-15 Eagle это позволит в значительной степени нейтрализовать ракетную угрозу со стороны Хизбаллы, заблаговременно нанести удары по пусковым установкам, местонахождение которых к тому времени станет известным. Кстати говоря, они же могут быть использованы и для подавления размещенных в Сирии ЗРК С-300 и С-400. Само собой, никоим образом не исключаются атаки на инфраструктуру, мосты, дороги и наземные объекты ливанской армии. Война – не место для дискуссий, намеков и экивоков. В случае провокаций Хизбаллы мы вернем Ливан в каменный век, – обещают израильские военные.

Хотя Израиль и раньше, и сейчас сосредоточен, в основном, на борьбе с террористическими группировками на суше, в поле зрения находится и доминирование на морском театре боевых действий. ВМФ Израиля невелик, но располагает скоростными ракетными катерами, многоцелевыми корветами Saar 6, оснащенными противокорабельными ракетами и ракетной системой совместной разработки с Индией Barak 8 (в переводе, «Молния»), предназначенной для защиты объектов от любого типа воздушных целей, включая самолеты, вертолеты, беспилотники, баллистические и крылатые ракеты. И конечно, нельзя не упомянуть о флотилии из пяти дизель-электрических подводных лодок класса Dolphin, изготовленных на верфи города Киль (Германия) и базирующихся в порту Хайфы, способных, как сообщается, разместить у себя на борту ядерные ракеты. Кроме того, 25 патрульных катера несут круглосуточную службу вблизи берегов сектора Газы. У них на вооружении находятся дроны-квадрокоптеры, и они взаимодействуют с военно-воздушными силами для наблюдения за угрозами с моря.

План Momentum – многослойная противовоздушная оборона в сочетании с массированным наступлением на позиции противника, в ходе которого подразделения ЦАХАЛа тесно взаимодействуют друг с другом во имя скорейшего разгрома врага. Больше не будет ограниченных войн, – предупреждает Генштаб. Пользуясь шахматным языком, Израиль хочет реализовать свое материальное и позиционное преимущество на ближневосточной политической доске уже сейчас, поскольку время быстротечно и упущенного не вернешь.

Говорят, на закате своей карьеры архитектор китайских реформ и идеолог нового пути Дэн Сяопин будто бы поделился с согражданами одной из своих премудростей: “Китай должен скрывать свои возможности, ждать своего часа и всегда оставаться в тени…” Так оно или нет применительно к Поднебесной, гадать не будем. Израиль, как можно убедиться, не склонен скрывать от потенциального противника свои боевые возможности и не намерен оставаться в тени. Время другое.


Валерий Рубин

Sanctuary

www.valeryrubin.com

Canadian Panorama

www.canadetz.com

Народ – это мы с вами

http://www.narod.co.il

Валерий Рубин

Начинал свою карьеру журналиста зав.отделом в ленинградской многотиражке “Красная заря”. Работал на радио Балтийского...