Судьям Конституционном суда могут запретить критиковать принятые КС решения. Госдума запретит им обнародовать особые мнения или даже просто ссылаться на них.
С соответствующей поправкой выступили глава комитета Павел Крашенинников и председатель комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и госстроительству Андрей Клишас
«Это ограничение на свободу мысли и слова, которое не может быть оправдано защитой каких-либо ценностей», — сказал «Открытым медиа» профессор ВШЭ Илья Шаблинский.

Другое немаловажное изменение: из текста законопроекта исчезла оговорка о том, что председатель КС и его заместитель могут быть назначены только из числа судей Конституционного суда. Это означает, что теперь претенденту на пост Валерия Зорькина достаточно будет лишь сдать квалификационный экзамен на должность судьи. На место председателя КС прочили разных чиновников, в том числе бывшего президента Дмитрия Медведева.
Разумеется, никого не удивляет факт, что за поправками стоят два наиболее отъявленных путиниста – Клишас и Крашенинников
Дмитрий Гудков пишет:
Клишас и Крашенинников запрещают конституционным судьям говорить о своем особом мнении. Незаметное дополнение к поправкам в Конституцию, сейчас его со свистом протащат в Думе.
Казалось бы: Конституционный суд фактически подчиняют Путину. Убирают оттуда всех нелояльных, сокращая число судей до 11 человек. Но все равно страшно: а вдруг найдется хоть один порядочный?
И вот этому-то порядочному ставят типун на язык. Чтобы никто не догадался, что вместо закона у нас дырка от съеденного Путиным бублика.
Было бы интересно, если бы кто-нибудь из журналистов спросил Клишаса… Нет, не о поправке. А о совести – не стыдно ему год за годом вредить собственной стране, закатывая ее в бетон единогласия?
Но все равно ведь промолчит. Ему не стыдно, он просто презирает всех, кроме себя.
От редакции к вышеперечисленному можно лишь добавить, что ни один репрессивный режим в истории ещё не спасли самые драконовские законы, которые их представители сочиняли в надежде защитить себя от гнева народа.