Константин Сонин: пути к катастрофам

Такое почти праздное наблюдение. Экономические кризисы сами по себе не приводят к катастрофам. Нужно ещё, чтобы что-то случилось с политической системой.

Германия, 1932 год. Великая депрессия сильно ударила по гражданам Германии, миллионы лишились работы. Но никто не умирал с голоду и не грелся у асфальтовых ям. Нужен был паралич демократической системы, когда выборы не давали сформировать новое правительство, нужны были махинации безответственных лидеров и сенильного президента, который назначил премьер-министром лидера нацистов Гитлера, так и не получившего на выборах большинства. Гитлер же произвёл военный переворот, сначала арестовав оппозиционных депутатов парламента (так он получил большинство), а потом закрепив власть на всегерманском референдуме, на котором в бюллетене «за» было напечатано большими красивыми буквами, а «нет» было трудно найти…

А в США политическая система выстояла – в тех же трагических экономических условиях на выборах победил новый лидер, куда более «левый» и «националистический», чем предыдущий, но который не совершил военного переворота. Даже его попытки хотя бы подмять под себя Верховный суд с треском провалились. Единственное, чего он добился – остался у власти на беспрецедентный третий, а потом и четвёртый, срок.

В Англии в тех же условиях правительства менялись несколько раз – прямо как в Германии – и лидер меньшинства был главой правительства – и ничего. Выбрались из депрессии и, хотя были плохо, в итоге, готовы к войне, сумели один на один сдерживать Гитлера на протяжении целого года, пока к антинацистской коалиции не присоединилась Россия и через полгода Америка.

Россия, 1931-2 год. Голод был бедой страны на протяжении столетий, но именно диктатура большевиков, как раз в эти годы превращающаяся в личную диктатуру Сталина и его кодлы, привела к гуманитарной катастрофе исторического масштаба. Хлеба в стране было достаточно и, тем более, мог помочь мир, как он помог во время предыдущего голода (1921-22), но действия руководства привели к ужасной смерти миллионов русских, украинцев, казахов и других народностей. Не случайно в ХХ веке голодоморы случались только в диктатурах. Без Мао и его режима не было бы 20 миллионов смертей – единственный голод в ХХ веке более масштабный, чем Голодомор в СССР.

В России (СССР) в середине 1980-х экономическая ситуация была совершенно аховая – и всё же было не намного хуже, чем во время Великой депрессии в США. Было ещё не поздно что-то делать – сокращать военные расходы, выбираться из внешнеполитических авантюр, менять бесцветную шушеру лигачёвых-воротниковых на адекватных лидеров, отпускать цены – но реформы шли так медленно, что к 1989 году всё уже фактически закончилось. И всё же если бы не безумные придурки – премьер-министр, председатель КГБ, глава МВД, министр обороны, устроившие военный переворот, может, страну можно было бы сохранить. Если бы Горбачев отдал власть в 1990-м, проведя выборы, чёрт знает…

Что связывает все эти случаи – это то, что катастрофа случается в части политики, не в части экономики как таковой. Но как с Второй мировой нет вывода о преимуществах одной политической системы над другой в военном смысле – и среди победителей, и среди побежденных были и демократии, и диктатуры. И здесь – есть два пути к катастрофе. Диктатура – катастрофа и демократия-развал демократии-диктатура-катастрофа.

Комментарии

Комментарии