Ксения Кириллова: Россия превращает западный мир в инструмент коррупции и репрессий

Возвращение России в G7 даст Москве новые рычаги для коррумпирования западного мира и преследования диссидентов, утверждают российские политэмигранты.

30 мая американский президент Дональд Трамп предложил перенести вашингтонский саммит G7 на осень в связи с эпидемией Covid-19, а также пригласить на него, кроме постоянных участников, лидеров России, Австралии, Южной Кореи и Индии.

Нежеланный гость

Россия была исключена из неформального клуба западных государств в 2014 году, после аннексии Крыма. В последние годы действующий американский президент неоднократно предпринимал попытки вернуть Москву в «Большую семерку», но всякий раз сталкивался с сопротивлением лидеров других государств. Последняя его инициатива также не стала исключением. В начале июня представитель премьер-министра Бориса Джонсона заявил, что британское правительство не поддерживает восстановление членства России в «Большой семерке». В том же ключе высказался премьер-министр Канады Джастин Трюдо.

С западными лидерами согласны и российские политические беженцы, которые подчеркивают: любое включение России в закрытые политические клубы не только придаст внешнюю легитимность преступлениям Кремля, но и даст ему дополнительные рычаги для подрыва западных демократий и преследования собственных диссидентов.

Ольга Литвиненко. Фото: bylinetimes.com

Бюджет или дочь

Беженка из России Ольга Литвиненко, на данный момент живущая в Лондоне, на себе испытала попытки российской системы «дотянуться» до нее за рубежом. В 2010 году Ольга покинула Россию вместе с четырехмесячным сыном Мишей после конфликта со своим отцом, ректором Горного университета в Петербурге Владимиром Литвиненко, который считается личным другом Владимира Путина, и трижды возглавлял его предвыборный штаб в Петербурге. По словам Ольги, подлинным автором защищенной в 1997 году диссертации Владимира Путина является ее отец. При этом в 2006 году сотрудники Брукингского института в Вашингтоне установили, что диссертация является плагиатом, большая часть которой взята из работы «Стратегическое планирование и политика» профессоров Уильяма Кинга и Девида Клиланда, опубликованной в 1978 году.

По словам Ольги, конфликт с отцом начался в ее бытность депутатом Законодательного собрания Санкт-Петербурга с 2007 по 2011 годы.

«Отец был очень мною недоволен. В частности, он просил меня поучаствовать в так называемой «работе над бюджетом Санкт-Петербурга» в том русле, которая позволила бы ему и его подельникам получить значительный кусок бюджетного пирога для своих частных бизнес-проектов. Я категорически отказалась, что мой отец расценил как «предательство». В его глазах, я «пошла против семьи», а значит, уже не могла считаться его дочерью», – пояснила Ольга в интервью Byline Times.

Ситуацию осложняло то, что к тому времени у Ольги уже родилась дочь, Эстер-Мария. Отрекаться от долгожданной внучки из-за «непослушания» дочери явно не входило в планы Владимира Литвиненко. Вместо этого он, по словам Ольги, просто забрал ее дочь, и намеревался также отобрать и сына. Опасаясь потерять второго ребенка, Мишу, Ольга в 2011 году уехала в Польшу. Она вышла замуж за польского гражданина и родила еще двоих детей. Тем временем Владимир Литвиненко в том же году объявил Ольгу похищенной, что позволило ему заморозить ее счета в России и отобрать недвижимость. Шестеро ее помощников в Законодательном собрании города были осуждены по разным уголовным статьям – как утверждает Ольга, сфабрикованным.

Все эти годы женщина не имеет возможности увидеться со старшей дочерью, и даже не знает, как она выглядит. По ее сведениям, Владимир Литвиненко продолжает внушать внучке, что именно он является ее отцом. Ольга регулярно записывает трогательные обращения к Марии, надеясь, что рано или поздно они попадутся на глаза ее дочери.

Злоупотребление договорами

5 мая текущего года Ольге удалось доказать в Европейском суде по правам человека, что российские власти нарушили принцип защиты собственности при аресте ее недвижимости в Петербурге в связи с «делом о похищении». Сама она называет это дело фарсом.

«Я многократно разговаривала со следователем по телефону, говорила, что меня никто не похищал. Следователь прекрасно знает, где я нахожусь, и, когда я жила в Польше, он приезжал туда, чтобы допросить моего мужа», – поясняет она.

После выигрыша дела в ЕСПЧ «месть» со стороны России не заставила себя ждать. 12 мая Ольга получила повестку с требованием прибыть в Следственный комитет по делу об убийстве некого Лившица А.Н.

«Такой человек действительно погиб в 2005-м году, когда мне было всего 22 года. На тот момент я работала в университете у своего отца и, возможно, видела его пару раз. Но сейчас я не помню даже, кем он был. Кстати, это не первый раз, когда отец использует против меня правоохранителей. В 2018 году, когда ЕСПЧ принял мою жалобу к рассмотрению, мне позвонил прокурор Карпенко и стал шантажировать: если я не прекращу добиваться справедливости в судах западных стран, он даст ход возбуждению против меня уголовных дел. И вот теперь меня обвиняют в убийстве 15-летней давности, притом, что официально я до сих пор считаюсь «похищенной» в России», – рассказывает Ольга.

Ольга Литвиненко подчеркивает: фабрикация уголовных дел и попытка добиться ареста и высылки политбеженцев, используя Интерпол – это не единственная форма злоупотребления международным правом, используемая российскими властями.

«Сейчас все больше стран понимает, что Россия может сфабриковать дела даже по экономическим основаниям, за которыми на самом деле скрывается политическое преследование. Однако существуют международные соглашения о взаимной помощи государств по гражданским и семейным делам, также ратифицированные Москвой. При этом российские власти не гнушаются использовать и их для «наказания» неугодных – к примеру, пытаясь отобрать имущество или детей. И, чем больше западные страны будут воспринимать Россию как полноправного члена «европейского клуба», тем меньше у них будет оснований отказывать в исполнении неправомочных решений российских судов», – опасается политбеженка.

Опасные связи

Также Ольга Литвиненко отмечает: отдельные российские олигархи активно пытаются превратить Великобританию в паб для отмыва денег и продвижения интересов Москвы. В начале ноября прошлого года в британской прессе разразился скандал в связи с отказом правительства опубликовать отчет разведки о предполагаемых попытках России повлиять на выборы и референдум о выходе из ЕС. The Times сообщила, что в докладе упоминаются девять российских доноров Консервативной партии, и назвала трех из них. Этот отчет не опубликован до сих пор. По словам Ольги, ее отец тоже входит в число людей, лоббирующих российские интересы в Великобритании.

«Сейчас в Лондоне происходит лоббирование коммерческих интересов компании, принадлежащей в том числе и ректору Литвиненко. К примеру, один из бывших руководителей Лондонской фондовой биржи был вновь избран председателем Совета директоров компании «ФосАгро». Напомню, что мой отец получил акции этой компании как раз в то время, когда бывшего акционера этой компании Михаила Ходорковского арестовали и посадили в тюрьму.

Далее, в 2019 году в посольстве России в Лондоне руководство Института материалов, минералов и горного дела подписало договор о сотрудничестве с ректором Горного университета Санкт-Петербурга Литвиненко. 26 мая они договорились об организации в Великобритании Центра оценки компетенции в минерально-сырьевом комплексе. Я уверена, что все это в итоге сведется к очередной профанации деятельности», – уверена Ольга.

Также дочь Владимира Литвиненко напоминает, что ее отец стал одним из бенефициаров аннексии Крыма, получив солидную недвижимость на полуострове – формально под создание Многофункционального учебного и научно-производственного центра в республике.

«Именно за аннексию Крыма Россию исключили из G7. Однако Владимир Литвиненко, как, фактически, один из участников оккупации, не только не попал под санкции, но и не скрывает, что специально создает структуры, предназначенные для ввоза в Россию западных технологий в обход существующих санкций и законодательных ограничений. Можно только представить, насколько может возрасти вся эта деятельность в случае возвращения России в «Большую семерку», – констатирует Ольга Литвиненко.

Ксения Кириллова

Англоязычный оригинал статьи доступен на сайте Byline Times

 

Комментарии

Комментарии