Ксения Кириллова: военные и чекисты готовят для себя лояльную «оппозицию» в России

Больше двух с половиной лет назад я опубликовала статью под названием «Угроза красного реванша», где отмечала, что идеализация советского прошлого и эксплуатация коммунистических образов, активно проводимая в путинской России, могут сыграть злую шутку с использующими их пропагандистами. В самом деле, «красный проект» становится все более популярен в России, притом не только среди пенсионеров, но и среди идейно настроенной молодежи – той самой, на которую и направлена героико-милитаристская пропагандистская риторика. При этом искусственное создание экстремальных условий, непрекращающаяся война, нагнетание угрозы, внушение того, что «Россия находится в кольце врагов», призывы к тому, чтобы вытерпеть новые лишения во имя борьбы, а также нещадная эксплуатация исторических мифов для оправдания нынешней политики Кремля неизбежно ведут к увеличению именно такой части активной молодежи.

Однако наряду с имперскими комплексами, готовностью к лишениям и милитаризмом, советский миф прочно связан в сознании россиян с идеей социальной справедливости и тотальным неприятием олигархии и коррупции. Описывая эту тенденцию, в ноябре 2015 года я отмечала:

«Однако, чем дальше будет продолжаться агрессивная внешняя политика в сочетании с ростом репрессий, культом сталинизма и игрой на ностальгических настроениях, тем больше вероятность того, что все большая часть искусственно погруженного в прошлое населения начнет требовать «подлинного социализма»: с гарантированными рабочими местами, отсутствием преступности, бесплатным образованием и здравоохранением. То есть именно того, что российская власть не в состоянии им предоставить».

Похоже, теперь эту тенденцию осознали и в близких к Кремлю кругах. Довольно показательно, что близкое к российскому Минобороны издание «Военное обозрение» недавно опубликовало статью под заголовком «Реальная новая оппозиция против вечного Путина», текст которой довольно точно отражает социальный запрос «путинского большинства».

«Какие идеи сегодня наиболее популярны в России? Не среди политического бомонда и телевизионных комментаторов, а именно среди народа? Ответ прост. Ничего в этом мире не меняется. Следовательно, наиболее популярными были и остаются идеи социальной справедливости! Те самые идеи, которые когда-то успешно использовали большевики, социалисты всех мастей и даже либералы. Но идеи, от которых отошли почти все политические партии», – утверждают авторы статьи.

При этом военные аналитики зашли так далеко, что признали основную массу социальных и даже некоторые политические проблемы внутри России, а именно, «вечность» Путина, отсутствие реальной оппозиции ему среди «системных» оппозиционеров, непопулярность пенсионных и иных реформ и критически низкий рейтинг «Единой России». Они отметили, что «популярность» властных настолько вырастет, что голосовать в 2021 году за ЕР будет только совсем уж скорбный умом и духом», признали, что результаты выборов в России обычно фальсифицируются, «средняя зарплата по региону», которую озвучивает власть, является мечтой для большинства жителей этого региона», а «разговоры по телевизору сильно отличаются от собственной жизни» россиян. «То, что наша многопартийная Дума превратилась в чисто формальное собрание для нажимания кнопок, ясно всем», – отважно заявили военные аналитики, решившись даже пошутить по поводу «146%».

Однако статья кажется неожиданно смелой лишь на первый взгляд. Очевидная для всех правда здесь, тем не менее, тщательно дозирована и направлена в максимально безобидное для власти русло. Так, подвергая справедливой критике «системных» псевдо-оппозиционеров вроде Жириновского и Зюганова, авторы не только не видят «несистемной» либеральной оппозиции власти, но прямым текстом отказывают ей в праве на существование, называя ее «продажной» и «игрушечной» или вскользь упоминая «кумира молодежи», «который пытался раскачать систему с помощью безграмотного популизма и радикализма мальчишек и девчонок».

В качестве идеальной политической реформы авторы предлагают поменять «откровенно оборзевших и зажравшихся Матвиенко и Медведевых на более молодых, и не единороссов», ни словом не замахиваясь ни на внешнеполитический курс страны, ни даже на репрессии в адрес несогласных. Таким образом, главными врагами страны вновь объявляются «либералы»: как системные, так и тем более несистемные. Словом, критика власти здесь осуществляется лишь с неофициально разрешенных «ура-патриотических» позиций – в том же ключе, как это делает, допустим, печально известный Гиркин-Стрелков и его «боевые соратники». Неудивительно, что авторы статьи приходят к выводу – никакой альтернативы Путину в такой ситуации, на первый взгляд, не просматривается.

Однако вместе с этим военные аналитики все же предлагают «образ будущей оппозиции» – «забытого» ныне Сергея Удальцова или, на худой конец, кого-то, очень похожего на него. Ранее Удальцов придерживался крайне левых взглядов, и вел себя достаточно радикально во время митингов на Болотной площади. Уже тогда некоторые видели в нем «реального борца», а другие подозревали провокатора. Как бы то ни было, в 2014 году он получил 4,5 года по «Болотному делу» и вышел на свободу 8 августа 2017 года.

При этом, еще находясь под домашним арестом, в марте 2014 года Удальцов с восторгом воспринял аннексию Крыма и призвал к отделению Донбасса, не скрывая, что его конечная цель – восстановление СССР.

«Я советский патриот, считаю разрушение СССР величайшей ошибкой и преступлением, поэтому расцениваю присоединение Крыма как маленький, но важный шаг в сторону возрождения обновленного Союза… Теперь стало на 2 миллиона больше тех, с кем вместе мы будем бороться за перемены в России и за восстановление Союза. И это прекрасно! Считаю, что всем прогрессивным силам в России в ближайшей перспективе надо проводить массовые акции и информационные кампании в поддержку жителей юго-восточной Украины, их права на самоопределение, в поддержку тех украинцев, которые самоорганизуются, чтобы противостоять неонацистам», – писал Удальцов в своем блоге на «Эхе Москвы».

Тогда же он высказался о бывших соратниках по оппозиции абсолютно в русле кремлевской пропаганды:

«Псевдолибералы агрессивно клеймят позором и вешают ярлыки на всех, кто по тем или иным причинам поддержал итоги референдума в Крыму. А также взывают к Обаме и Евросоюзу (а кто-то и напрямую к бандеровцам) примерно с тем же призывом — «раздавить гадину». Только теперь они называют«гадиной», вероятно, уже свою страну. После таких заявлений начинаешь думать, что в 41-м году такие люди действительно провели бы голосование и сдали фашистам Ленинград. А потом сдали бы и Москву, а потом и все остальное».

Подобные сентенции Удальцов выдавал и в заключении, и по освобождении, резко выступив против бывших соратников Алексея Навального и Ильи Пономарева, и вновь подтвердив свое полное одобрение аннексии Крыма и созданию ДНР и ЛНР. Путина же он упрекнул только в продолжении «неолиберального курса» и отказ трансформировать его в левом направлении. К слову, именно позицию по Крыму аналитики «Военного обозрения» приводят как основное достоинство Удальцова.

«В отличие от многих громко кричащих на тему «альтернативы нема!», мы альтернативу нашли… Более того, данная кандидатура нас, например, устраивает. Будем поддерживать в дальнейшем, потому что хоть какой-то свет в конце тоннеля», – подытоживают они.

В общем, подобное развитие событий было вполне предсказуемым. Вполне очевидно было, что-то какая-то из «башен Кремля» (наиболее вероятно – силовое крыло) будет готовить Путину если не альтернативу, то хотя бы подходящего преемника. При этом требования к подобной «оппозиции» у силовиков весьма простые: полная подконтрольность и следование основной «линии партии» военно-чекистского блока (поддержка агрессивной внешней политики, курс на реставрацию СССР и противостояние Западу). При этом, чтобы набрать популярность, программа такого политика должна выражать основные чаяния большинства, которые легко сводятся к ностальгии по советскому прошлому, так тщательно взращиваемой пропагандой в течение многих лет. И, если план силовиков увенчается успехом, Западу и Украине не стоит надеяться, что после Путина внешнеполитический курс Москвы претерпит хоть какие-то изменения.

Ксения Кириллова

Новости партнёров

Комментарии

Комментарии

Похожие материалы из этой рубрики