Источник фото - "Эхо Москвы" в Twitter

Внимание пользователей сети привлечено к конфликту основателя ФБК Алексея Навального и журналиста “Медузы” Ивана Голунова, который разгорелся после того, как Навальный в одной из своих последних передач на канале Навальный Live не лицеприятно высказался в адрес Ивана Сафронова, незадолго до этого арестованного ФСБ по обвинению в шпионаже советника “Роскосмоса” Дмитрия Рогозина. Иван Голунов в своем Facebook написал пост, в котором намекал на особую роль журналистов в России, и  утверждал, что  ФБК в своих расследованиях опиралось на публикации Сафронова в Коммерсанте. В качестве подтверждения привел несколько ссылок. Большинство ссылок,  действительно и вели на статьи, за авторством Сафронова,  в контексте истории оказались скорее сомнительными, чем убедительными. На что, в том числе, и обратил внимание основатель ФБК, в очередной раз назвавший Голунова трусом и лжецом. Кроме этого – в посте обозначена позиция Навального, которая заключается в том, что никто, в том числе журналист не может обладать неприкосновенностью только в силу своей цеховой принадлежности. А сотрудничество с режимом – прямой коллаборационизм – перечеркивает все прошлые заслуги любого человека.

Леонид Волков у себя на Facebook выделил наиболее важные моменты этой истории.

Очень сложно взять и выделить что-то главное из этого огромного текста. Это просто большая и нужная дискуссия о том, как в XXI веке устроен важнейший процесс поиска и распространения информации.

Но все же отмечу несколько деталей, которые лично мне показались очень важными.

1. Год назад был реальный шанс не просто вытащить Ивана Голунова. Был шанс вытащить тысячи невиновных, которые стали «палками» по 228 статье, став жертвами подбросов и мусорского беспредела. Если не пересмотреть, то подвинуть практику по этой «народной» статье. Этот шанс был слит под позорные слова «отбили нашего парня». Это один из многих, но очень яркий пример того, как «цеховая солидарность» оказалась выше интересов общества. И да, тот факт, что защищать Ивана Сафронова в 2020 году в сто раз сложнее, чем было защищать Ивана Голунова в 2019 году, тоже связан с тем, что тогда «пошли пить вино», пока Алексей Навальный и Руслан Шаведдинов сели на сутки, а Лиза Нестерова и Илья Азар собирали штрафы.

2. В современном мире нет ни у кого и не может быть монополии на поиск, обработку и распространение информации. И это прекрасно. Чем больше людей ищут, проверяют, передают, распространяют — тем лучше. Кто-то умеет те или иные свои навыки работы с информацией тем или иным способом монетизировать — отлично. Кто-то не преследует такое цели — и ладно. Пока информация проверяется, пока не допускаются преднамеренные искажения, пока правдивая информация не смешивается с ложной — пусть цветут все цветы. Нет никаких «блогеров» и «журналистов», это чушь собачья. Есть куча разных жанров работы с информацией.

3. Ни одно СМИ не могло бы делать «расследования, как у ФБК», потому что это коммерчески нежизнеспособно в рамках существующих моделей монетизации СМИ. Это не делает ФБК лучше, чем традиционные СМИ, и не делает традиционные СМИ лучше, чем ФБК. Просто разные жанры, и все они нужны, и в каждом из них надо делать работу хорошо.

4. Все люди равны — это и будет главенствующая идеология в Прекрасной России Будущего.