Максим Авербух: наше будущее, причем будущее гарантированное – это повторение 90-х

1. На своем пике сырьевая российская экономика смогла обеспечить среднюю зарплату в 934 доллара.

Россия не Норвегия с ее 5-миллионным населением, нас слишком много, целых 146 миллионов и потому сырьевая экономика не способна обеспечить России высокий уровень жизни.

Поскольку сланцевая нефть поставила стоимости нефти верхний предел в $65 за баррель, а среднюю зарплату в $934 сырьевая экономика генерировала при нефти по $110, то возможности углеводородов генерировать среднюю зарплату упали – примерно к $700.

Т.е. $700 – это тот максимум, который нам способна обеспечить сырьевая экономика. Но есть одно но: при сохранении физического экспорта на уровне 8,5 млн б/д.

Действия же ОПЕК направлены на то, что бы отобрать у нас часть рынка нефти и таким образом, даже если стоимость нефти вернется к $65, сырьевая экономика не будет способна генерировать даже и $700.

2. О чем вам говорят эти цифры: 2008, 2014, 2020? Правильно, это происходящий раз в 6 лет крах цены на нефть, который каждый раз очень больно бьет по российской экономике и уровню жизни населения страны.

Удар 2014 года был столь силен, что экономика не опомнилась и пять лет спустя, а уровень жизни населения падает уже седьмой год подряд, причем теперь это падение продуцирует уже новый крах стоимости нефти.

Но мы забываем, что были и промежуточные крупные падения стоимости нефти:

2012 – минус 30% от стоимости цены нефти,

2016 – прошлый минимум цены нефти в $28/баррель,

2018 – цена нефти за три месяца упала с $86 до $50.

Итого за последние 12 лет у нас ШЕСТЬ раз сильно падала цена нефти:

2008, 2012, 2014, 2016, 2018, 2020.

Т.е. сырьевая российская экономика получает удар поддых каждые два года и каждые шесть лет удар такой силы, что он отправляет ее в нокаут.

Сразу видно, что четыре даты из шести – 2008, 2012, 2016 и 2020 – приходятся на годы выборов президента США.

В 2018 году падение стоимости нефти четко пришлось на компанию по перевыборам Палаты Представителей и Сената, каковые были крайне важны для Трампа – проиграй республиканцы большинство в Сенате, Трамп получил бы импичмент.

Особняком стоит 2014 год, но и тут любому из нас все понятно: это “наказание” за Крым.

В 2012 нефть упала на 30% и прекратила свое падение ровно через день после того, как официальным кандидатом от республиканцев стал выводивший рабочие места за границу мормон Митт Ромни, который гарантированно проигрывал выборы Обаме.
Отпала нужда – прекратилось падение стоимости нефти. Это единственный раз когда кризис нас миновал – случайно, правда.

Если совсем просто: сырьевая экономика получает удар в точном соответствии с избирательным циклом США. И понятно почему: в американской семье в среднем 2 автомобиля, плюс к тому снижение стоимости нефти на $10 приносит экономике США рост ВВП в 0,2-0,25%.

3. Ни о каком развитии и росте экономики и доходов населения не стоит и говорить, когда ваша экономика каждые два года получает кризис, а каждые 4-6 лет кризис такой силы, что ставит ее на грань краха. Экономика находится в постоянном шоке, у нее ни времени ни сил на развитие.

Вся ее жизнь после 2008 года – восстановление после очередного кризиса и борьба с новым кризисом.

Потому у нас ВВП стагнирует уже одиннадцать лет, так и не сумев преодолеть (кроме как в “отчетах” Росстата) пик 2008 года.

У конкурентов же кризис случается раз в 9-10 лет. Так что отказ от сырьевой модели экономики – это вопрос не только роста ВВП и доходов населения, но и национальной безопасности и обороноспособности – пока мы 12 лет перепрыгивали из шока в шок, экономика наших “потенциальных противников” росла, увеличивая их возможности в военной сфере.

Давайте посмотрим что прогнозируют правительственные эксперты: “К небольшому росту экономика вернется только в 2022 году”. (Центр макроэкономического анализа – это центр, созданный Белоусовым, нынешним первым вице-премьером).

Т.е. у нас будет 13 лет стагнации (2009-2021), затем пара лет небольшого роста и… выборы президента США в 2024 году. А потом в 2028.

4. Но страшно даже не это, а то что впереди у нас – в конце этого, в самом лучшем случае – в начале следующего десятилетия полный крах российской экономики, причиной которому станет уже начавшаяся электромобилизация мирового автопарка.

То есть наше будущее, причем будущее гарантированное – это повторение 90-х.

P.S.Специально отмечу, случившийся в 2017-2019 ренессанс цен на нефть, не привел ни к оживлению в экономике России, ни к росту доходов ее населения – последние продолжали падать, экономика “росла” только в отчетах Росстата.

Комментарии

Комментарии