Совершенно очевидный теракт был позиционирован как нападение (дело возбуждено по статье убийство). Официальная пропаганда потратила полдня на отработку версии о бытовом преступлении – и всё пошло насмарку, когда ИГ официально взял на себя ответственность за теракт.

Бытовая версия явно шла от региональных властей ХМАО (и уже позже получила поддержку наверху), которые не захотели получить черную метку, испортив крымские каникулы Владимиру Путину. Губернатор Комарова как могла вчера уклонялась от слова “теракт”, употребив какие только можно синонимы. А президент в итоге оказался в неловкой ситуации, в день атаки в Сургуте выразив соболезнования Барселоне, и промолчав по случаю теракта в своей собственной стране.

https://t.me/metodi4ka