Михаил Пожарский: что показала история с Цеповязом

Не секрет, что популярным оправданием российской пыточной тюремной системы является ее необходимость. Сотрудники ФСИН и прочие пожимают плечами: мол, что же еще делать с профессиональными бандитами? Дескать, знаменитые «красные лагеря», где не бьют только по выходным и праздникам, создавались, чтобы ломать «воров», «бродяг» и прочих убежденных «дезорганизаторов». Суровые времена — суровые меры. Тюрьма вам не курорт. Или вы хотите как в Норвегии, где Брейвики в плейстейшн играют?

Но тут внезапно социальные сети облетают фоточки кущевского бандита Цеповяза, закусывающего шашлыки красной икрой, посиживая на строгом режиме. И это дает нам намек, как действительно устроена система. В пыточные «красные лагеря» едут политактивисты вроде Дадина. Еще чаще туда едет Вася, севший по 228 за грамм фена, а потому представляющий страшную опасность для общества. А вот Цеповяз не едет. Почему? Потому, что распределение людей по этапам — процесс не случайный, им заведует оперчасть СИЗО. Там можно договориться о приобретении «путевки» в нужный лагерь, с блэкджеком и шашлыками. А Вася, с его отбитыми в карельском карантине внутренностями, выполняет в системе важную функцию — он сигнализирует Цеповязам и прочим зажиточным арестантам, что нужно заплатить, дабы не оказаться на его месте.

Кто бы мог подумать, что так будет? Да это очевидно. Невозможно поддерживать одинаковый градус ада на всем протяжении пенитенциарной системы. Где-то начальство смекнет, что услугу «меньше ада» можно продавать за хорошие деньги. Спрос рождает предложение, законы экономики не обойдешь. Поэтому система неизбежно приходит к тому, что Цеповязы и Васильевы в ней хорошо кушают, звонят хоть в Нью-Йорк и выходят по УДО.

Поэтому да — мы хотим именно как в Норвегии, где Брейвики в тюрьмах в плейстейшн играют. И это вовсе не вопрос абстрактного гуманизма. И дело даже не в норвежских <20% рецидивов против российских 50-60%. Просто там, где система выстроена по принципу «надзирать и наказывать» всем показательным карам подвергаются только самые нищие и лишенные социального капитала. А все, у кого есть хоть что-то — создают коррупционный спрос, который неизбежно порождает предложение. Затем носители предложения поддерживают спрос через дальнейшее издевательство на слабыми. Выйти из этого порочного круга можно только через гуманизацию тюремной системы.

Читайте также:  Телеграм-канал Сталингулаг: критики и горлопаны российской пенициарной системы посрамлены

оригинал —https://www.facebook.com/michael.pojarsky/posts/2084171554973787

автор — Михаил Пожарский

Комментарии

Комментарии