Полный перевод интервью Навального BILD

Лидер российской оппозиции Алексей Навальный в интервью немецкому изданию Bild призвал власти Евросоюза нанести удар по российским олигархам, близким к Кремлю. Создатель Фонда борьбы с коррупцией в настоящее время находится в Германии, где проходит курс реабилитации после отравления запрещенным нервно-паралитическим веществом из группы «Новичков».

«Санкции против всей страны не работают. Самое главное – ввести запрет на въезд и замораживание активов для людей, которые сотрудничают с режимом. Они крадут деньги, воруют миллиарды, а на выходных летают в Берлин или Лондон. Они покупают дорогие квартиры и сидят в кафе», – сказал Навальный. По словам политика, санкции должны коснуться и главного дирижера Мюнхенской филармонии Валерия Гергиева, который является сторонником президента России Владимира Путина.

Навальный был возмущен тем, что Россия ничего не сделала для расследования его отравления. «Они даже не пытались выставить их так, будто занимаются расследованием», – сказал он журналистам Бильда, повторив свое мнение о том, что его отравили по прямому приказу Путина. Он также жестко высказался в адрес бывшего канцлера Германии Герхарда Шредера, друга Путина и лоббиста российских энергетических компаний. Он назвал его «посланником Путина по защите убийц и позором Германии».

20 августа Навальный потерял сознание в самолете над Сибирью, после чего был госпитализирован в Омске, а через два дня был состоянии комы доставлен в Германию. Специальная лаборатория Бундесвера смогла определить то, что политик был отравлен российским нервно-паралитическим веществом “Новичок”. Выводы немецких экспертов во вторник подтвердила Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО). Герхард Шредер заявил сегодня, что нет никаких фактов, только предположения о виновных в отравлении Алексея Навального.

Вчера журналисты влиятельного издания BILD встретились с лидером российской оппозиции для интервью. Приводим его полный перевод.

«Моей последней мыслью в самолете было то, что я умру»

BILD: Господин Навальный, несколько недель назад вы все еще были в коме. Теперь вас можно встретить во время прогулки с семьей по Берлину. Как у Вас дела?

Алексей Навальный: «Я чувствую себя живым. Я прошел несколько этапов выздоровления с тех пор, как очнулся от комы. В больнице я понял, что произошло на самом деле, и снова увидел жену и детей. После 28 дней в больнице я совершил свою первую прогулку по парку под дождем. Это было то ощущение жизни, о котором, наверное, мало кто знает. Мимо меня бегали люди, и я хотел побегать с ними – было здорово. Моей последней мыслью в самолете было то, что я умру. Замечательно разговаривать с женой, видеть своих детей и знать: я жив».

Что вы пропустили в больнице?

Навальный: «В понедельник я впервые поел в ресторане. Конечно же, немецкая кухня. Свиная рулька. Это может быть клише, но мне это очень понравилось. Я слышал, что Берлин известен уличной едой. Я с нетерпением жду возможности просто выйти, сесть где-нибудь и заказать шашлык и пиво».

«Это намного страшнее, чем просто выстрелить в кого-то»

У них есть жена и двое детей. Чувствуете ли вы перед ними ответственность? Вы думали остаться здесь и все же не возвращаться?

Навальный: «Это для меня самое сложное. Конечно, я несу ответственность перед своей семьей, но у меня также есть их поддержка. Но врать не хочу: я, конечно, спрашиваю себя, не попробуют ли меня отравить не в самолете, а в моей квартире, где находятся жена и дети. Но мы с женой приняли это решение много лет назад. Не было ни одного момента, когда бы мы изменили свое мнение. Я российский политик, гражданин России. Я считаю, что делаю что-то важное, и многие люди в России меня поддерживают. Я должен разделить с ними риск, я должен быть с ними на улице. Это единственный способ завоевать доверие людей».

Как ваша жена живет с тем фактом, что ваша жизнь находится в постоянной опасности? Что она может потерять вас в любой момент? Она никогда не говорила вам: Алексей, прекрати заниматься политикой, делай что-нибудь безопасное!

Навальный: «Никто не разочаровался бы во мне так, как моя жена, если бы я ушел из политики. У нас никогда не было таких разговоров».

Вы когда-нибудь ожидали, что нервно-паралитический агент “Новичок” будет использован против вас?

Навальный: Нет, никогда в жизни. То, что меня отравили военным химическим оружием, – безумие. Если бы не четкие результаты лаборатории Бундесвера, французской и шведской лабораторий, я бы сам не поверил. Мы много знаем о Путине и Кремле. Но чтобы отравить гражданское лицо “Новичком” для того, чтобы он умер в самолете, я бы даже не поверил, что Кремль это сделает. Но теперь это доказано вне всяких сомнений. Отрицать, что меня отравили “Новичком”, – все равно что отрицать саму химию. Мы узнали про режим Путина, что там сейчас все действительно сошли с ума. С точки зрения жертвы это безумие. Но, возможно, их главная цель была не в том, чтобы убить меня, а в том, чтобы запугать людей по всей России.

От кого вы впервые узнали, что вас отравили “Новичком”?

Навальный: «После того, как я проснулся, у меня какое-то время были очень сильные галлюцинации, это худшая часть комы. Не могу вспомнить момент, когда понял, что произошло на самом деле. Мой начальник штаба Леонид Волков позже рассказал мне об одном эпизоде, когда я сидел с открытым ртом и смотрел прямо перед собой. И когда они с Юлей сказали, что меня отравили “Новичком”, я испугался и спросил: «Что, “Новичок”?» После этого я продолжал сидеть и смотреть.

Другой большой вопрос: почему вас отравили в конце августа? Как вы думаете, время отравления как-то связано с протестами в Беларуси?

Навальный: Это сложно. В Беларуси прошли демонстрации, а в Хабаровске (недалеко от границы России с Китаем, примечание редактора) проходят массовые акции протеста. Кремль напуган, потому что наша стратегия работает, а рейтинг популярности Путина и его партии «Единая Россия» падает. И они понятия не имеют, что с этим делать. Наша организация выдержала давление Кремля и выжила. Я считаю, что для нее это было последнее средство. Они, должно быть, подумали: «Алексей, это твоя вина. Мы пытались всеми способами запугать тебя, но ты все никак не унимался. Извини, теперь мы должны убить тебя». Это была их последняя попытка что-то сделать, пока не стало еще хуже.

Падёт ли Путин?


Навальный: Я не политолог и не делаю прогнозов. Но если бы завтра были честные выборы, мы бы победили Путина. Не сомневаюсь: если будут честные выборы, мы победим его правящую партию. Но Путин без ума от денег и власти. Он пойдет на что угодно ради того, чтобы остаться у власти.

Алексей Навальный (третий слева) в клубе журналистов Axel Springer с репортерами BILD Александрой Вюрцбах, Филиппом Пятовым и Юлианом РайхельтомФото: Йенс Кох

Означает ли это, что он снова попытается убить вас?

Навальный: Это очень оптимистично (смеется). Я не наивный человек, есть вещи, которые я просто не могу контролировать. Но у меня нет другой страны. Я русский, а не немец. Моя страна – Россия. И я знаю, что моя страна готова нормально жить. Чтобы быть богатым. Русский народ достоин жить счастливой обычной жизнью. И самое большое препятствие на пути к этому – стремление Путина стать самым богатым и могущественным человеком в мире. Я противостою ему и пытаюсь защитить себя, свою семью и свой народ».

Но теперь Кремль заморозил ее счета и конфисковал ее квартиру. Как вы планируете продолжить, когда вернетесь в Россию?

Навальный: «Для меня в этом нет ничего нового. Мои счета несколько раз замораживали, а мою квартиру конфисковали. Я к этому привык – в отличие от «Новичка» и этой комы (смеется). Но я не знаю, что будет, когда я вернусь. Может, меня арестуют в аэропорту. Я просто не знаю”

«Я не сомневаюсь, что Шредер получает скрытые платежи»

Экс-канцлер Шредер, который, в частности, работает в «Роснефти», сказал, что пока «нет фактов», и пока все это «домыслы». Что бы вы ему сказали?

Навальный: «Это очень обидно. Это унизительно для немецкого народа. И особенно для лаборатории Бундесвера. Вы сфальсифицировали результат своего расследования? Герхард Шредер получает деньги от Путина. Но если он сейчас пытается отрицать эту химическую атаку, это действительно очень разочаровывает. Одно дело – быть лоббистом Путина. Но теперь он пытается защитить убийц. Но я знаю, что даже его собственная партия очень негативно относится к работе Шредера. Просто унизительно слышать такие слова от бывшего канцлера.

Мне это очень сложно понять. В конце концов, он бывший канцлер самой могущественной страны Европы. Теперь Шредер – мальчик на побегушках Путина, который защищает убийц. Я не знаю, какие скрытые платежи он получал от Путина. Есть официальная зарплата, и я не сомневаюсь, что есть и скрытые платежи. Это мое личное мнение как юриста, который несколько лет изучает «Роснефть» и «Газпром». У меня нет документа, в котором было бы написано черным по белому: вот, мистер Шредер, это ваш портфель, полный денег. Но я не сомневаюсь, что Шредер получит тайные платежи».

Шредер и другие сторонники Кремля говорят, что они в дружеских отношениях с Россией. Как вы думаете, они друзья России?

Навальный: «Могут ли люди быть друзьями России, если они воруют деньги у россиян? Я хочу, чтобы люди в России имели такой же доступ к медицинской помощи, как и я в Шарите. Но даже самые богатые люди в России не имеют такого доступа, потому что таких больниц нет. И почему бы нет? Из-за Путина и его друзей таких людей, как Герхард Шредер. Они крадут российские деньги и делают россиян бедными. Только подумайте о космических технологиях. Когда я был ребенком, мы очень гордились тем, что были в авангарде. Все кончено. Страна разлагается, и эти люди способствуют разложению моей страны. Они не друзья России».

На пути к выздоровлению: Алексей Навальный во время интервью BILDФото: Йенс Кох

«Если бы я боялся, мне было бы стыдно»

Говорят, вы привыкли к преследованиям. Но все же: неужели вы совсем не боитесь?

Навальный: Я не боюсь. При этом я не сумасшедший, я понимаю риски, но просто не могу их контролировать. Я должен с этим жить. Активисты, ведущие политическую работу в регионах, или независимые журналисты, пишущие про Кавказ – они действительно смелы. Как и журналист Ирина Славина, которая недавно после долгих лет преследований совершила самосожжение, она была храброй. Я известный парень, мне проще даже когда меня пытаются убить, щедрые люди помогают мне организовать самолет, чтобы доставить меня в Германию. Но если вы независимый активист или журналист и вас убьют, об этом не узнает никто, кроме вашей семьи. Если бы мне было страшно, мне было бы стыдно. Потому что я знаю,

Что думает ваш сын, который с вами в Берлине? Он тоже хочет вернуться в Россию? Он боится за тебя?

Навальный: У моего сына все хорошо. Ему не нужно ходить в школу, и он может играть в видеоигры весь день. Шучу. А если серьезно: мои дети тоже меня поддерживают. Они знают, каково это, когда мужчины в черных масках обыскивают их детскую, роются в их игрушках, якобы чтобы что-то найти. У моего сына есть детский банковский счет, на котором он копил деньги на новый ноутбук. И его аккаунт тоже был заморожен. Мы ему сказали: извините, Захар, но эти деньги сейчас принадлежат Путину. Он понимает, что этого не может быть, когда Путину для счастья нужны его 300 долларов».

До отравления: Навальный (в центре) в 2018 году на демонстрации с женой Юлией (справа) и пресс-секретарем Кирой Ярмыш (слева). Фото: МАКСИМ ШИПЕНКОВ / EPA-EFE / REX / Shutterstock

Вы думаете, что вы планировали умереть в самолете из Томска в Москву?

Навальный: Да. Я жив благодаря нескольким счастливым совпадениям. Если бы летчики не приземлились, и скорая помощь не приехала в аэропорт Омска, то я бы не умер через полтора часа после крушения в самолете».

Есть немецкие политики, которые ожидают, что Россия будет расследовать покушение на вас. Что бы вы им сказали?

Навальный: Нет даже попытки представить это как расследование. Пока в России расследования не проводилось. Я не наивен. Я считаю, что это был прямой приказ Путина, и не думаю, что когда-либо будет проведено настоящее расследование. Я также понимаю, что как западный политик вы мало что можете сделать, если русский будет отравлен в России. Но для Запада также важно использование химического оружия. ОЗХО должна расследовать это. В противном случае для режима может возникнуть соблазн применить химическое оружие против своих противников. Мы знаем только о неудавшихся отравляющих атаках, но не знаем, сколько было успешных убийств.

«На таких людей надо оказывать давление»

Канцлер Меркель навестила ее в больнице, это был очень сильный жест. Но каковы должны быть последствия отравления Кремля? Что бы вы посоветовали канцлеру?

Навальный: «Посмотрим, о чем идет речь. Они убивают людей, потому что хотят остаться у власти. Они крадут деньги, воруют миллиарды, а по выходным летают в Берлин или Лондон, покупают дорогие квартиры и сидят в кафе. Санкции против всей страны не работают. Самое главное – ввести запреты на въезд для тех, кто наживается благодаря режиму, и заморозить их активы. Олигархи и высокопоставленные чиновники, ближайшее окружение Путина».

Навальный привык к преследованиям. Его несколько раз арестовывали, и ему снова и снова приходилось защищаться – как здесь в 2017 году – в суде по политически мотивированным обвинениям. Фото:   / EPA-EFE / REX / Shutterstock

Конкретно: как федеральному правительству поступить с Валерием Гергиевым, который много лет поддерживал Путина и теперь является главным дирижером Мюнхенской филармонии?

Навальный: «Надо дать ему выбор. Гергиев поддержал Путина на выборах. Если он так сильно любит режим и хочет, чтобы Россия не пошла по европейскому пути, тогда вы должны сказать ему: вы очень талантливый музыкант, но мы больше не позволим вам въехать в ЕС. Вы можете наслаждаться режимом Путина в России. Или Гергиев передумает и перестанет хотя бы публично поддерживать Путина. Таких людей в России очень много. Они очень талантливы и очень лицемерны. Они поддерживают Путина, им это выгодно, но жить они предпочитают на Западе.

Я рад, что вас упомянули Гергиева, он прекрасный пример. На таких людей нужно оказывать давление. Им придется отвернуться от Путина, потому что они понимают, что Европа больше не потерпит, если они будут утверждать в России, что Европа — это что-то очень ужасное, при этом сами они живут именно в Европе. Гергиев не будет пытаться отравить меня “Новичком”, но он поддерживает все, что делает Путин. Людям вроде него должен быть запрещен въезд в ЕС, и знаете, что: 99 процентов всех россиян это приветствуют».

В России есть большая разница между Москвой и Санкт-Петербургом и регионами. Как люди, далекие от мегаполисов, относятся к Путину?

Навальный: «Мы доказали, что люди в мегаполисах критически относятся к Путину. Нашей главной целью было разрушить миф о том, что регионы стеной стоят за Путина. Кремль этого боится. После пенсионной реформы, проведенной после того, как зарплаты падали в течение семи лет подряд, Кремль опасается, что этот миф развалится “.

Господин Навальный, последний вопрос: как вы думаете, проживете ли вы достаточно долго, чтобы увидеть Путина без России?

Навальный: «Не знаю. Но я делаю все от меня зависящее, чтобы у моих детей была возможность увидеть Россию без Путина, нормальную, процветающую европейскую Россию».