Навальный назвал сотрудников Ведомостей и Коммерсанта “ипотечниками” и “трусами”

Глава ФБК резко высказался по адресу журналистов ряда крупнейших российских медиа за то, что они дружно промолчали по поводу фильма-расследования о коррупционном богатстве Наили Аскер-Заде – любовницы главы убыточного госбанка ВТБ Андрея Костина. По мнение лидера оппозиции молчание таких “авторитетных” СМИ, как “Коммерсант”, “Ведомости”, “Интерфакс”, является ничем иным, как проституцией.  По мнению главы ФБК общественность должна повышать издержки для “ипотечников” и “трусов”, которые привыкли называть себя журналистами.

Соответствующее обращение к читателям Навальный разместил у себя в Телеграм-канале.

Дорогие все, дайте мне совет, пожалуйста.
Фейсбук и телеграм очень подходят для такого вопроса – здесь публика подходящая и разбирающаяся.

Недавно я давал большое интервью. Оно не вышло ещё, но, думаю, вскоре выйдет.

И там меня, как обычно, спросили про журналистов. Чего, мол, ты с ними ругаешься.
– А я и не ругаюсь вроде.
– Нет, ругаешься, “Ведомости” обидел. Как же можно обижать журналистов?

Ну и в конце уже, за кадром, говорю автору программы (очень хорошему журналисту): вообще да, чего я к ним цепляюсь? Не буду ругаться и обращать внимания.

И вот вчера наше расследование про Костина. Оно очень резонансное. Сейчас около 3 млн просмотров. Важные факты коррупции. Важные факты сокрытия коррупции. Важные факты о делах в ведущем госбанке (с баланса самолёты пропадают). Ну то есть ни общественно-политическое, ни тем более деловое издание такую новость игнорировать не может.

Теперь смотрим, что же написали те, кто любит нам рассказывать о журналистике и поучать.

РИА Новости — 0
ТАСС — 0
Коммерсант — 0
Ведомости — 0
Интерфакс – 0

Причем первые два хотя бы обнаружили попытку найти в себе смелость и сначала написали, а потом удалили.
Коммерс, Ведомости и Интерфакс зацензурировали тему полностью. Ни слова.
Причём (ну мне ж любопытно, я посмотрел) вся эта компания “профессиональных фактчекеров” и в личном качестве языки прикусили. Все молчат. Фейсбуки опустели.

Так восхищались талантами Наили, так поздравляли её с заслуженной премией Тэфи за “лучшего интервьюера”, а теперь типа ничего не заметили.

Совет, который мне нужен:

Так как к этому относиться-то?

Должен ли я обозвать их “наилями”, ипотечниками и трусами, высмеивать их рассуждения о журналистике (ах, сейчас востребована “журналистика протеста”), говоря: ну вы-то куда лезете, какая вам журналистика?

или

войти в положение. Вспомнить об этой самой ипотеке и малых детушках. Сделать вид, что я ничего не заметил.

Второе, наверное, тактически выгоднее мне как политику, но
1. (как мне кажется) ужасно несправедливо по отношению к Медузе, Медиазоне, Дождю, Эху, Знак.кому, Мурманскому Информационному агентству СеверПост, ТВК Красноярск и куче других федеральных и региональных СМИ, которые о расследовании написали и работу свою сделали.
И никто их не съел. Наиля яхтой не переехала. Банк ВТБ не купил.
Тут нужен позитивный реинфорсмент. Хвалить их (или деньги донатить), говоря, что они лучше, чем остальные – продажные.

2. осуждение политической (медийной) проституции повышает издержки тех, для кого наступает момент соблазна. Это важно.
Вот задумались журналисты “Ведомостей”: напишем про Наилю, так и не угостит она нас бутербродами на вечеринке. И не сбудется наша мечта: сгонять на два дня в Венецию – всей шумной компанией бывших коллег – на её классном самолёте. И сделали выбор в пользу проституции.
И если мы смолчим, что в будущем у другого журналиста не возникнет мысль: откажусь от бутербродов, репутация дороже, не хочу, чтобы меня в фейсбуке ругали.

А нам ведь важно, чтобы такая мысль возникала, верно?

В общем, дайте мне, пожалуйста, совет, как быть в этой ситуации.
Спасибо.

 

Комментарии

Комментарии