RSS

О чём писали газеты 100 лет назад: Немедленным арестом Ленина свобода и безопасность России были бы ограждены

Так называемые “июльские дни”, после которых Ленин был вынужден бежать из роскошного отжатого особняка Кшесинской в непрезентабельный шалаш, сегодня помнят плохо. А зря: читая газеты 100-летней давности понимаешь, что его первая попытка захватить власть ещё летом 1917 года потерпела крах настоящим чудом. Вот что рассказывают очевидцы тех событий на страницах газеты “Русские Ведомости” (№ 155 от 9 (22) июля 1917 года):

От центрального комитета партии народной свободы

На улицах столицы пролита кровь многих сотен граждан, пострадавших не в бою с врагом, а от рук своих же братьев. Центральный комитет большевиков по этому поводу выпустил воззвание, в котором заявляет, что «цель демонстрации достигнута», что «лозунги передового отряда рабочего класса и армии показаны внушительно и достойно». Виновники преступления налицо. Они сами сознались.
Вся Россия отныне знает, что час геройского наступления нашей армии они выбрали умышленно, чтобы новой кровавой смутой в тылу поднять дух наших врагов, нанести удар делу революции. Раскрываются постепенно тайные пружины этого злодеяния, публично брошено вожаком партии, поставившей своей задачей свержение правительства и дезорганизацию войны, позорное обвинение, что задача эта предпринята ими во исполнение корыстной службы интересов Германии. Такое обвинение не может остаться без расследования. Россия ожидает, что нелицеприятная судебная власть раскроет все нити вражеского замысла и изобличит виновников пережитых событий. Правительство предприняло первые шаги к подавлению преступного бунта. Взволнованное и негодующее общественное мнение не допускает мысли, что на этом пути правительство может обнаружить колебание и нерешительность.

Партия ожидает, что немедленным арестом Ленина и его сообщников свобода и безопасность России были бы ограждены от новых посягательств. Партия требует, чтобы завоеванная революция была поставлена под охрану надежных сил и чтобы население столицы не подвергалось более опасности со стороны тех, кому вверена его охрана. Она требует, чтобы гражданская свобода и сама жизнь граждан не зависела от кучки преступников, прикрывающихся революционными лозунгами, чтобы была обеспечена правильная деятельность государственного суда, который не может быть ни заменяем ни останавливаем каким бы то ни было расследованием партийной или иной организации.

Партия народной свободы вновь настаивает на необходимости единой твердой власти, способной мирно довести страну до Учредительного Собрания, и она полагает, что только такая власть, руководимая такими целями, может вернуть себе всенародную поддержку, без которой всему делу революции грозит окончательная гибель.

Военный заговор в Ораниенбауме

Гарнизон Ораниенбаума арестовал у себя четырех главарей большевиков — участников военного заговора. 6 июля в заседании совета р.н с. д. Ораниенбаума был оглашен документ, — обращение к ораниенбаумским командам Кольта, определенно свидетельствующее о заговорческих намерениях большевиков. Документ этот является предписанием пулеметным командам взять немедленно пулеметы и, истребив начальствующих лиц, захватить ряд различных учреждений. Как выяснилось на заседании, большевики успели арестовать в ночь на 4 июля члена исполнительного комитета гор.Ораниенбаума, адъютанта школы прапорщиков Судакова и поставили в квартире коменданта пулемет, отдав в ночь приказание стрелять по всем выходящим из квартиры. Таким образом, власть на 4 июля в Ораниенбауме фактически была захвачена большевиками. Вчера ночью арестованные были доставлены в Петроград в распоряжение центрального исполнительного комитета.


Петроградские беспорядки

История опубликования письма Г.А.Алексинского и В.С.Панкратова

Протокол

О готовящемся вооруженном восстании стало известно еще с вечера 2 июля, о чем немедленно было сообщено штабу петроградского военного округа и министру юстиции П.Н.Переверзеву, который сделал срочный доклад временному правительству.

К вечеру 3 июля появились, как известно, первые вооруженные демонстранты и началась стрельба из пулеметов, находящихся в руках демонстрантов. Стало известно, что демонстранты распространяют слухи об аресте членов временного правительства, в том числе и А.Ф.Керенского и о государственном перевороте. Обычное вечернее заседание временного правительства не состоялось, несмотря на настояния министра юстиции.

Прошла тревожная ночь на 4 июля. Министерство юстиции утром 4 июля было в неизвестности о мерах, принятых к предотвращению попыток государственного переворота.

Приблизительно в полдень 4 июля составители настоящего протокола, явившиеся по делам службы в штаб петроградского военного округа, где находился министр юстиции и, как предполагали явившиеся, происходило заседание временного правительства, имели случай наблюдать явления, не могущие быть названы иначе, как «кризис власти». Достаточно указать на то, что некоторые члены временного правительства и исполнительный кабинет находились фактически в плену в Таврическом дворце, окруженном вооруженными демонстрантами, причем из исполнительного комитета по телефону просили прислать выручку и справлялись, прислали ли артиллерию.

Члены временного правительства М.И.Терещенко и Н.В.Некрасов ушли из штаба, ни с кем не попрощались, еще до прихода вызванного главнокомандующего войсками. (Они вернулись в штаб, по нашим сведениям, уже после полуночи, когда Таврический дворец был освобожден).

Составителям этого протокола стало известно, что нет точных сведений о настроении воинских частей, и не могло правительство учесть соотношения сил. Тогда составителям этого протокола пришла мысль, что в этот критический для родины и свободы момент надобно немедленное опубликование имеющихся у нас данных, могущих служить достаточным основанием к уяснению народу истинной подкладки развертывающихся событий. Полагая, что надо принять на себя весь риск и страх опубликования, но не находя свои имена достаточно авторитетными, составители этого протокола сообщили эти данные двум общественным деятелям, известному народовольцу шлиссельбуржцу В.С.Панкратову и бывшему члену 2-й Государственной Думы, лидеру с.-д. фракции, Г.А.Алексинскому…

Поздно вечером стало известно, что попытка восстания не удалась и что в Петрограде наступает успокоение. Около 12-ти часов ночи появились, наконец, в штабе министры Некрасов и Терещенко, которые узнав о сообщении, сразу подняли бурю негодования. Н.В.Некрасов в присутствии целого ряда посторонних лиц стал кричать на чиновников министерства юстиции, принимавших участие в опубликовании сообщения, говоря, что он их арестует и считает такое опубликование предательством. Гг.Некрасов и Терещенко заявили, что ими производилось отдельное расследование деятельности некоторых большевиков независимо от министерства юстиции и без его ведома (а по сведениям составителей протокола независимо и от военного ведомства и министра-председателя кн.Львова). министр-председатель кн.Львов немедленно остановил печатание сообщения, уже набранного многими газетами. В присутствии некоторых из составителей протокола производился обмен мнениями о немедленном аресте Суменсон, Козловского и других равно как о возможном обыске в доме Кшесинской. Особенно настаивал на этом министр юстиции Переверзев, но по условиям момента это оказалось невыполнимым. Никакого участия в разговорах об аресте и обысках у скомпрометированных лиц гг.Некрасов и Терещенко не принимали. Высказал свое мнение за производство обысков и арестов, если в этом явится достаточное основание, министр земледелия Чернов.
Газета Русские ведомости от 9 (22) июля 1917 года

5 июля в 7 часов 30 минут утра, составители протокола разошлись. Около полудня стало известно, что Переверзев оставил пост министра юстиции и что опубликование сообщения было поставлено ему в вину исполнительным комитетом.

Составители настоящего протокола считают своим долгом добавить, что… лица, опубликовавшие сообщение, совершенно сознательно шли на оглашение некоторых данных контрразведки, считая, что интересы государства в данный момент настоятельно требовали того, хотя бы в ущерб контрразведки, каковая точка зрения вполне разделяется компетентными представителями военного ведомства. Аресты во что бы то ни стало скомпрометированных лиц отнюдь не являются самодавлеющей целью контрразведки, так как на первом плане в ее задачах стоят дезорганизация и парализование системы шпионажа противника. По условиям политического момента приказы об обысках и арестах могли последовать лишь после опубликования сообщения. Аресты скомпрометированных лиц были произведены по настоянию министра юстиции Переверзева и главнокомандующего войсками.

Следуют 5 подписей. С подлинным верно. Бывший товарищ прокурора петроградской судебной палаты Бессарабов.
8 июля 1917 года.

Разоружение полков

Петроград, 8 июля. Главнокомандующий петроградского военного округа со вчерашнего дня приступил к разоружению полков, принявших участие в военном бунте. Первым был разоружен 1-й пулеметный полк. Полк изъявил готовность подчиниться распоряжениям правительства, но по вопросу о сдаче оружия потребовал несколько часов на размышления, и тем временем осведомился, имеется ли у него поддержка других воинских частей. Убедившись в противном, полк сдался и просил отправить его на фронт.

Главный организатор вооруженного выступления 1-го пулеметного полка прапорщик Семашко по постановлению временного правительства арестован.
Солдаты запасного батальона гвардии Гренадерского полка до сих пор не могут разобраться в происходящих событиях. Они тщетно ищут виновников выступления 3-4 июля. Особенно удручает солдат предстоящее расформирование полка, и они изыскивают способы предотвращения предстоящей полку кары.

Столкновение и перестрелки

В течение сегодняшней ночи производился осмотр домов. В обысках приняли участие юнкера школы прапорщиков, ударные батальоны и сформированные команды инвалидов. Во многих домах на чердаках обнаружены следы нахождения в течение вчерашнего дня пулеметов. До поздней ночи происходила трескотня пулеметов и ружейная стрельба. Крупные столкновения с наибольшим количеством жертв произошли вчера ночью у Петропавловской крепости. Ночью перестрелка во многих местах возобновлялась. При перестрелке на Дворцовом мосту убито 10 человек и ранено 16. Стрельбу производили по патрульным отрядам кронштадтские матросы и красные гвардейцы. Прибывшие кавалеристы разогнали мятежников. (ПТА)

От комиссии по обеспечению нового строя

Двадцать четвертый список секретных сотрудников московского охранного отделения.
104) Тулупов Дмитрий Петрович, мещанин города Иваново-Вознесенска, служил конторщиком в конторе бр.Столкинд (кличка «Орлов»). Давал в 1910, 1911 и 1913 гг. сведения о разных лицах, принадлежащих к с.-д. и с.-р. и о беспартийных (не разыскан).
105) Хитровский Николай Васильевич, зауряд-врач (кличка «Простаков»). Состоял с 1913г. по 1915г. секретным сотрудником московского охранного отделения, освещал студенческое движение.

Комментарии

Комментарии