Открывая «рынки живой природы» Пекин угрожает себе и остальному миру

Несмотря на то, что вспышка COVID-19 все еще происходит в полную силу, власти Китая начали постепенно открывать так называемые рынки живой природы, или «мокрые рынки»1, где рядом с традиционными продуктами животного происхождения и морепродуктами можно также купить мясо экзотических животных – эти рынки часто служили как места происхождения различных вирусов, передаваемых человеку.

На данный момент мы знаем о вспышках по крайней мере трех вирусов, связанных с китайскими рынками:

  1. 2004-2007гг. эпидемия птичьего гриппа (H5N1);
  2. 2002-2003гг. эпидемия атипичной пневмонии SARS;
  3. пандемия COVID-19.

Директор Национального института аллергии и инфекционных заболеваний Энтони Фаучи (США) считает, что открытие этих рынков – безответственность со стороны Пекина.2 С этим нельзя не согласиться, но, несмотря на обоснованную критику со стороны ученых, Пекин решил открыть для потребителей мокрые рынки, что вновь угрожает не только здоровью его граждан, но и здоровью каждого человека на Земле.

В то время как западные страны продолжают делать все, что в их силах, чтобы остановить распространение вируса, в том числе потенциально нанести ущерб их экономике, Китай не желает делать столько, чтобы остановить работу одной отрасли. Поэтому возникает разумный вопрос: почему китайское правительство, несмотря на то что оно признало, что эти рынки являлись гнездами заражения различными вирусами3, решило не закрыть их?

Один из аргументов, исходящих от апологетов Пекина, часто связан с китайскими традиционными ценностями, которые якобы в основном состоят из потребления экзотических животных и их использования в традиционной медицине. Поэтому любые опасения, выраженные в связи с этими мокрыми рынками и их историческим значением, объясняются тем, что западные люди настроены закрыто или даже расистски по отношению к китайцам.

Это правда, что китайская традиционная медицина и кухня исторически использовали разных экзотических животных, однако феномен мокрых рынков является относительно новым. Доля диких животных в китайской кухне напрямую связана с голодом, вызванным коммунистическим режимом в конце 50-х и начале 60-х годов прошлого века. Великий китайский голод стал следствием политики индустриализации (известной как «большой скачок»), осуществляемой председателем коммунистической партии Мао Цзэдуном. В то время аграрное сообщество Китая подвергалось насильственной индустриализации, что привело к краху сельского хозяйства и неспособности государства обеспечить продовольствие своих граждан.4

Чтобы бороться со смертельным голодом, китайское правительство решило разрешить своим гражданам выращивать любых животных, в том числе экзотических, для продажи или потребления. Это была единственная сфера, которая была приватизирована и не строго контролировалась властями, и по этой причине торговля экзотическими животными стала быстро развивающейся отраслью в ослабленной экономике коммунистического Китая.

Естественно, со временем привычки китайских граждан изменились, и их ежедневные меню все чаще стали включать диких животных. Только после того, как китайское правительство смогло возобновить производство свинины, говядины и курицы в достаточной мере, популярность использования диких животных в качестве пищи начала постепенно снижаться.

Мы можем сделать разумный вывод, что использование экзотических животных в качестве пищи не является частью культурного наследия Китая, как утверждают апологеты Пекина, а является следствием широко распространенного голода, вызванного коммунистическим режимом.

Хотя официальная статистика предполагает, что в настоящее время все большая часть китайской общественности выступает против потребления экзотических животных (97% опрошенных в 2017 году высказали такое мнение)5, мокрые рынки остаются популярными среди китайцев и представляют собой весьма выгодную возможность для бизнеса. По оценкам правительства Китая, в 2017 году оборот на этих мокрых рынках достиг примерно 73 миллиардов долларов США.6

Это означает, что владельцы этих мокрых рынков имели возможность оказывать давление на чиновников и политиков коммунистической партии, чтобы лоббировать свои деловые интересы на самом высоком уровне. В результате этого лобби Пекин, несмотря на предупреждения ученых и западных стран, решил пойти на риск и открыть для покупателей мокрые рынки, создавая серьезную угрозу здоровью и жизни его собственных граждан наряду со всеми на этой планете.

Янис Маконькалнс, независимый журналист, Латвия

[1] https://nypost.com/2020/04/13/chinas-wet-markets-back-in-business-despite-us-calls-to-shut-them/

[2] https://www.npr.org/sections/coronavirus-live-updates/2020/04/16/835937420/calls-grow-to-ban-wet-markets?t=1587454319610

[3] https://www.washingtontimes.com/news/2020/mar/18/china-knew-years-bats-caused-disease-yet-left-wild/

[4] https://meaww.com/coronavirus-chinese-wet-markets-origin-history-1970-s-millions-died-of-starvation-under-mao-zedong

[5] http://www.xinhuanet.com/english/2020-02/25/c_138817298.htm

[6] https://bj-zhuanlishuju.oss-cn-beijing.aliyuncs.com/战略咨询报告/中国野生动物养殖产业可持续发展战略研究报告.pdf

 

Комментарии

Комментарии