Уже чуть ли не говорят, что все история была разыграна с тем чтобы создать кредит доверия Навальному и он с этим кредитом уговорил Запад снять санкции.
Итак, его позиция: санкции против денег окружения Путина (а окружение Путина – это фактически ведь кошельки Путина), а не против чепиг и не против экономики России.
С последним пунктом я решительно не согласен, но я же не считаю себя российским политиком, задача которого – окучить как можно более широкую аудиторию в России. Для лидера национальной оппозиции, которым продолжает позиционировать себя Навальный, это вполне логичная и более того – единственно возможная позиция. Навальный конечно может перейти к риторике Бабченко, но это значит – отказаться от всех претензий на участие в политическом процессе в России. А он хочет – надеется – оставаться в движе, и потому он никак не может поддерживать меры, направленные против интересов его целевой аудитории. Он просто по положению должен занимать позицию, что “Россия и режим Путина – это разные вещи и бороться надо с режимом Путина, но ни в коем случае не с Россией”. И с такой позицией он более или менее успешно размывает поддержку режима изнутри. Парадокс в том, что если принять как первоочердную цель сокрушение путинизма, то позиция “бороться надо с режимом, а не с Россией” вредна для дела на внешнем уровне, а позиция “Россия и путинизм неразрывно связаны, надо бомбить по площадям, а там Господь отделит своих!” – на внутреннем: понятно что человек с такой позицией может только кинуть людей в России в объятия Путина, как меньшего зла.