Реакция властей РФ на расстрел ЧВК «Вагнер»: вопросов больше чем ответов

Вчера появилось первое официальное признание гибели российских граждан под огнем американской коалиции в провинции Дейр-эз-Зор 7 февраля. До этого Дмитрий Песков предпочитал обходиться обтекаемыми фразами. Первый конкретный комментарий дал российский МИД в лице Марии Захаровой. Она заявила, что «речь может идти о гибели пяти человек, предположительно граждан России», но их гражданство требует проверки.

Вообще-то ко времени выступления Захаровой были известны уже восемь фамилий российских наемников из «ЧВК Вагнера», погибших 7 февраля, и упорно продолжали появляться ссылки на гибель и ранения многих десятков. Тогда же газета Guardian передала новую информацию о гибели 13 февраля в той же провинции Дейр-эз-Зор в результате взрыва на оружейном складе еще 15 россиян, которые были сотрудниками некой ЧВК. Но дело даже не в цифрах потерь, а в том, что скупой комментарий официального представителя МИД не отвечает на главный вопрос: готово ли наше государство нести ответственность за судьбу российских граждан, завербовавшихся в ЧВК, пусть даже статус ЧВК пока не прописан в законодательстве РФ. Мария Захарова специально отметила: «В государственные органы люди, уезжающие в места боевых действий, за оформлением своего выезда не обращаются, они попадают в зоны боевых действий самыми различными путями, в том числе и нелегальными. Отследить их всех и проверить, кто чем занимается, в каком состоянии находится, крайне затруднительно».

По версии Захаровой получается, что российские наемники в Сирии – какие-то одиночки, проникающие туда самостоятельно, и в таком случае действительно говорить об ответственности государства сложно. Но ведь уже более или менее известно, что собой представляет «ЧВК Вагнера», кто ее возглавляет, кто финансирует, где базируются и тренируются ее бойцы. Хорошо бы также найти ответы на ряд не самых трудных вопросов. Например, где, от кого наемники из российских ЧВК получают оружие и технику? С кем в Сирии договариваются об услугах и заключают контракты (если вообще заключают) руководители ЧВК? Кто организует вывоз тел убитых и отправку раненых в Россию, размещение раненых в госпиталях? Получив ответы на эти вопросы, говорить о степени ответственности российского государства за своих граждан можно будет гораздо предметнее. А без таких ответов информация о новых жертвах среди россиян в Сирии будет приходить с незавидной регулярностью.

Источник

Новости партнёров

Комментарии

Комментарии

Похожие материалы из этой рубрики