По итогам прошедшего года рубль взял почетную бронзу по укреплению к доллару. Он стал крепче на 10% с лишним.
Кто-то порадовался — тот, кто часто ездил за границу или покупал импортные товары в России, имея доход в рублях. В общем-то это богатые люди. Или относительно богатые.
Другие огорчились — экспортеры недосчитались рублевой выручки, производители российских товаров почувствовали заметное ужесточение конкуренции со стороны импорта. Доходы бизнеса снизились. Экономика замедлилась — не только из-за роста налогов и скачка инфляции в начале года, но и из-за укрепления рубля. Бедные россияне ощутили эти эффекты сполна.
Вообще рубль болтает не по-детски. В 2018 году на санкциях и страхе более серьезных санкций рубль попал в десятку мировых лидеров падения к доллару (более, чем на 20%). В 2019 — стал третьим по укреплению.
Ничего хорошего в такой нестабильности рубля нет. В 2018 он дал стимул российским производителям, но если кто-то из них решил строить бизнес и долгосрочно инвестировать увидев выгоды перед импортом, то он ошибся. Понес убытки. 2018 год оказался фальстартом.
Почему рубль укрепляется?
Это так называемая «голландская болезнь» – монопроизводство на экспорт. Хорошие цены на нефть и газ приносят валюту в страну и давят на рубль снизу, заставляя его укрепляться. Тем самым угнетая все остальное производство, делая его неконкурентоспособным — и в экспорте и в борьбе с дешевеющим импортом.
Никакого «лекарства» против этой болезни Россией не принимается.
Да, минфин скупает валюту в диких количествах. Но это нейтральная для курса политика, потому что для скупки валюты минфин сначала собирает с экономики рубли в виде налогов, а потом возвращает их обратно, покупая валюту.
Если бы валюту скупал ЦБ, то это происходило бы за счет эмиссии, количество рублей росло, что стимулировало бы экономику. Но ЦБ не делает этого в боязни, что эмиссия может разогнать инфляцию.
Итог — денежная масса М2 за год выросла менее, чем на 10%. Кажется, быстрее инфляции? Но, увы, деньги осели у предприятий на депозитах, скорость их обращения снизилась, и экономику это не стимулировало. Как не подтолкнуло и инфляцию. ЦБ это вполне устраивает. А вот россиян, у которых реальные доходы упали за 6 лет на 10% и так и «лежат» внизу, не восстанавливаясь,— не очень. Им нужен настоящий, не нарисованный Росстатом, рост экономики.
Эта денежная политика ЦБ однозначно является депрессивной. Она основана на высокой реальной процентной ставке — в 1,5-2 раза выше инфляции. Стимулирующей была бы нулевая или отрицательная реальная ставка…
Но таких планов у ЦБ нет. У него все наоборот. Такой вот парадокс: несмотря на 5 снижений ключевой процентной ставки в 2019 году, денежная политика не смягчилась, а резко ужесточилась.
Как так получилось? А просто. Инфляция снижалась гораздо быстрее и заметно обогнала снижение ставки. В январе мы имели ставку 7,75% при инфляции 12,8% (месячная в пересчете на годовую). В декабре — 6,25% при инфляции около 3%. Видите, как ситуация перевернулась в обратную?
Итог года неутешителен. Из-за высоких нефтяных цен Россия получила десятки миллиардов долларов нефтяных сверхдоходов, но на пользу стране и россиянам они не пошли. Россияне их не увидели — все эти деньги минфин складировал на своих счетах в ЦБР, не отдал людям или бизнесу. А вот рубль из-за этой политики укрепился, экономика резко замедлилась и в 2020 год вкатывается в состоянии, близком к стагнации — застою.
Оригинал: телеграм-канал “Серпом-По”