Сергей Пархоменко: невозможно сравнивать российские законы об иноагентах с американским законом FARA

Очень много в последние дни понаписано всяких глупостей относительно американского закона о регистрации “иностранных агентов”, который будто бы “точно такой же”, как и принятый на минувшей неделе российский закон, позволяющий считать иностранным агентом любого гражданина России. Буквально любого. Впрочем, даже не обязательно и гражданина – это может быть лицо с любым паспортом в кармане, лишь бы российские власти захотели сказать ему, с непередаваемой интонацией одной околокремлевской провинциальной хабалки, “вы мне не нрааааитесссь”.

Речь идет об американском законе FARA – The Foreign Agents Registration Act – принятом еще в 1938 году качестве реакции на интенсивные пропагандистские усилия нескольких иностранных государств (в основном Германии) с целью деморализовать страну в преддверии приближавшейся Мировой войны. С тех пор к закону было принято множество поправок и дополнений, а в 1966 он подвергся довольно значительной переделке.

Так вот, невозможно даже сравнивать этот FARА с комплексом российских законов, по которым иностранными агентами стали объявлять сначала российские некоммерческие общественные организации, потом вообще любые организации, потом в особенности медийные организации и редакции, а теперь вот и – в индивидуальном порядке – физических лиц.

Повторю здесь в расширенном и детализированном виде мой комментарий из одной сегодняшней дискуссии. Итак:

FARA требует, чтобы физическое или юридическое лицо зарегистрировалось в качестве «иностранного агента», в случае, если оно работает под контролем и прямым руководством иностранного «принципала» и в его прямых интересах. При этом есть множество исключений, в зависимости от вида деятельности (научная и образовательная сфера, коммерческий лоббизм, адвокатские и юридические услуги и проч).

К тому же FARA ясно определяет, что агент должен в интересах своего принципала:

Engage in “Political Activities» – то есть УЧАСТВОВАТЬ В “ПОЛИТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ”. “Политическая деятельность” при этом строго определяется как деятельность, направленная на то, чтобы “каким-либо образом повлиять” на “любое агентство или должностное лицо правительства Соединенных Штатов” или “любую часть населения в Соединенных Штатах”, в отношении “внутренней или внешней политики Соединенных Штатов или … политических или общественных интересов”, либо “политики в отношении правительства иностранного государства или иностранной политической партии”

или:
Provide Certain Public Relations or Politically Related Services – то есть ПРЕДОСТАВЛЯТЬ ОПРЕДЕЛЕННЫЕ УСЛУГИ ПО СВЯЗЯМ С ОБЩЕСТВЕННОСТЬЮ ИЛИ ИНЫЕ ОТНОСЯЩИЕСЯ К ПОЛИТИКЕ УСЛУГИ. При этом закон четко определяет, в какой именно роли должен выступать потенциальный “иностранный агент”. Он может быть:
– “Консультантом по связям с общественностью” – то есть лицом, которое информирует, консультирует или представляет иностранного “принципала” в вопросах его связей с общественностью, затрагивающих общественные или политические интересы, стратегию его поведения или отношений с кем-либо
– “Рекламным агентом” – то есть тем, кто публикует или распространяет информацию о “принципале” по его непосредственному заказу
– “Сотрудником информационной службы” – то есть лицом, которое предоставляет, распространяет или публикует информацию о политических, производственных, трудовых, экономических, социальных, культурных или других преимуществах, выгодах или условиях, предоставляемых иностранным “принципалом”
– “Политическим консультантом” – то есть тем, кто информирует или консультирует иностранного “принципала” о внутренней или внешней политике Соединенных Штатов, или о том, что представлет для “принципала” политический или общественный интерес, или об их политике в отношении самого принципала.

или:
Solicit, Collect, Disburse, or Dispense Money or Other Things of Value – то есть ПРЕДЛАГАТЬ, НАКАПЛИВАТЬ, ВЫПЛАЧИВАТЬ ИЛИ РАСПРОСТРАНЯТЬ ДЕНЬГИ ИЛИ ДРУГИЕ ЦЕННЫЕ ВЕЩИ от имени “принципала”.

или:
Represent Interests before Any Agency or Official of the U.S. Government – то есть ПРЕДСТАВЛЯТЬ ИНТЕРЕСЫ “ПРИНЦИПАЛА” В КАКОМ-ЛИБО ГОСУДАРСТВЕННОМ УЧРЕЖДЕНИИ ИЛИ ПЕРЕД КАКИМ-ЛИБО ОФИЦИАЛЬНЫМ ЛИЦОМ ПРАВИТЕЛЬСТВА США.

Ну и наконец главное: FARA устанавливает прямую связь между действиями «агента» и платой от «принципала» непосредственно за них.

А российский закон позволяет принудительно зарегистрировать агентом любое живое существо, которое
1) что-нибудь когда-нибудь где-нибудь опубликовало «для неопределенного круга лиц» (любой твит на любую тему или любое объявление на столбе – подойдет)
2) получило из-за границы любые деньги когда угодно от кого угодно за что угодно (любой частный перевод, гонорар, контракт, подарок – вне всякой связи с публикацией – подойдет).

То есть под российский закон попадают миллионы людей, в том числе все до единого его авторы. Это инструмент выборочных произвольных репрессий, позволяющий по своему усмотрению оказать давление на любого гражданина.

Что уж говорить, что у российского закона нет никакого механизма оспаривания, защиты от обвинений, формального протеста и проч.

В комментарии внизу будет ссылка на специальный сайт с подробными и очень понятными разъяснениями по всем вопросам, касающимся действия закона FARA и особенностей его применения.

Еще там же прилагаю ссылку на коллекцию конкретных случаев, в результате которых были приняты решения о том, нужно или не нужно участвующим в них лицам или организациям регистрироваться в качестве “агента”. Очень советую с этими модельными случаями ознакомиться, они очень понятные и легко применимые к повседневной жизни.

Комментарии

Комментарии