Трубы для «Северного потока - 2»

Похоже, отравление Навального стало, если не последней каплей, от которой переполнилась чаша терпения европейцев, то, по крайней мере – последним строгим предупреждением Кремлю.

Французская пресса много и охотно пишет о коллизиях вокруг газопровода «Северный поток-2». С самого начала в Европе  никто, кроме Германии, не являлся ярым сторонником этого газопровода, – пишет журнал Alternatives Économiques. – Остается узнать, Ангела Меркель найдет ли в себе силы жестко восстать против трубопровода. Для Германии не отказаться от участия в проекте — это значит согласиться на новые американские санкции. Однако пока остается неясным, будет ли принято решение по второй волне санкций до завершения президентских выборов в США, несмотря на то, что к «Северному потоку-2» враждебно относятся оба кандидата».

Экспертная среда живо обсуждает перспективы окончательного закрытия проекта, который завершен на 90%, или – его возможной остановки, до лучших для России время. Журнал Alternatives Économiques говорит о «новой холодной энергетической войне, которая уже началась и набирает обороты». «Сегодня Россия поставляет Германии половину потребляемого газа, но Меркель больше не отстаивает «Северный поток-2» с прежним упорством, – пишет ежедневный журнал La Croix. – Если Берлин согласится отказаться от запуска новой ветки газопровода из России, это ознаменует большие геополитические изменения и новый этап в борьбе Москвы и Вашингтона за европейские энергетические рынки».

Похоже, отравления Навального стало если не последней каплей, от которой переполнилась чаша терпения европейцев, то по крайней мере – последним строгим предупреждением Кремлю. «Выживет ли газопровод после отравления Навального? – задумывается популярный журнал Le Figaro. – Дело Навального вызвала эффект электрошок – после Грузии, Крыма, кибератак и геополитических провокаций Кремля на Ближнем Востоке». Изабель Ласерте, бывшая корреспондентка этой газеты в Москве, цитирует Марка-Антуана Эйл-Маззега, директора Центра энергетики и климата при Институте международных отношений (IFRI): «С начала войны в Украине в 2014 году Россия имела множество возможностей сделать тот или иной жест в примирения, но она не воспользовалась ими. Почему? Потому что «Северный поток-2» не имеет для России стратегического значения. Цель была другая: поссорить европейцев и посеять раздор в трансатлантическом альянсе. Эта цель была достигнута».

Долгое время Ангела Меркель отстаивала концепт увеличение взаимозависимости с Москвой, надеясь таким образом, как пишет Le Figaro, «стабилизировать Россию и нормализовать ее политический режим». Более года назад похожую стратегию попытался ввести Эмманюэль Макрон, удивив мир формулой «Европа от Лиссабона до Владивостока». Следует понимать, отравление Навального, несколько отрезвила обоих влиятельных политических лидеров ЕС, и не только их самих. Европейцы активно заговорили о возможности полного отказа от запуска «Северного потока-2». «Даже если новые санкции, недавно принятые Евросоюзом не коснулись газопровода, дело Навального, совместно с польским штрафом, могут окончательно похоронить дорогостоящий проект, сообщает RFI. – Из-за американских санкций из проекта уже вышел швейцарский участник Allseas. В отличие от Газпрома, другие участники концерна еще не подавали апелляцию на решение польского суда о штрафе на сумму более € 6 млрд, но для них это может быть поводом, чтобы выйти из концерна. Они потеряют миллиард евро, но риск от американских санкций еще выше».

Французская пресса констатирует, что в самой Германии больше нет согласия относительно необходимости заменить атомную энергию и уголь исключительно дополнительными поставками российского газа. Журнал Alternatives Économiques рассказывает: «Двое из претендентов на то, чтобы возглавить страну после Меркель призвали отказаться от проекта. В частности — это председатель комитета по иностранным делам в Бундестаге Норберт Реттген. «Мы должны ответить единственным языком, который понимает Путин, – на языке продажи газа», – заявил он. Немецкие «Зеленые» также приняли аргумент на вооружение, подчеркивая климатический ущерб».