Слава Рабинович: хочу спросить Путина и всю путинскую ОПГ: «Где деньги, Зин?» 

Читаю новости: «Снова у руля: зачем Сергей Петров возвращается к управлению «Рольфом».

100%-й акционер крупнейшего российского автодилера «Рольф», Сергей Петров – бывший военный лётчик, изгнанный из армии за участие в антисоветских кружках в самом начале 80-х. Если про Путина, Патрушева и Ко. справедливо говорят, что они – младшие офицеры КГБ брежневской эпохи (и таковыми и остались, в своём больном сознании), то Сергей Петров в СССР принадлежал к элитной части армии – военные лётчики всегда считались армейской элитой без кавычек – но, при этом, стал настоящим антисоветчиком, пожертвовавшим военной карьерой, что лично у меня вызывает глубочайшее уважение (я очень хорошо помню начало 80-х – хотя я тогда ещё учился в старших классах школы, я сам уже был таким же, антисоветчиком).

Но речь не о том, дорасскажу потом… ©

Просто я хочу спросить Путина и всю путинскую ОПГ: «Где деньги, Зин?»

Я хочу, чтобы миллионы трудолюбивых менеджеров среднего и высшего звена, десятки миллионов людей из числа – теперь уже бывшего – среднего класса, спросили Путина, громко и чётко: «Где деньги, Путин, а, где НАШИ деньги?».

Помните, я недавно опубликовал пост из серии «case study» об одной гипотетической российской компании? Вот он:

https://www.facebook.com/slava.rabinovich.9/posts/1750388451689128

Хочу продолжить эту серию «case study».

Дилерская сеть «Рольфа» включает 61 салон в Москве и Санкт-Петербурге, в которых продаются 22 марки автомобилей. Не на правах рекламы, а просто так, констатируя правду: я сам, и даже мои родственники и друзья по моей рекомендации, являются клиентами «Рольфа», в общей сложности купив там, и обслуживая там, не одну машину.

В 2007-2008 гг., когда общие продажи новых машин по стране достигли рекордного для России уровня – 3 млн. автомобилей в год, «Рольф» стал многопрофильной группой с оборотом почти $4 млрд, которая помимо продаж машин владела логистической компанией (Rolf SCS) и собиралась продавать самолёты и яхты.

А теперь представьте себе, что вы являетесь главным финансовым директором «Рольфа», или, в американских терминах – Chief Financial Officer (общепринятая аббревиатура – CFO). Вместе с гендиректором (Chief Executive Officer, или CEO), председателем совета директоров (Chairman of the Board of Directors), главным акционером и другими топ-менеджерами вы ведёте группу от успеха к успеху, добиваясь прекрасных показателей: вы предоставляете своим клиентам, покупателям, потребителям – лучший продукт лучшего качества за возможно более низкую цену (так как вы не являетесь монополистом образца 1982 года, типа АвтоВАЗ-а), вы развиваете сеть и строите новые линии бизнеса, расширяясь, и вы добиваетесь оборота с продаж товаров и услуг почти на $4 млрд в год; вы ведёте грамотное финансовое управление внутри компании, и «Рольф» не разрушается под горой долгов даже в кризисные 2008-2009 гг.; вы достойно и надёжно ведёте себя на финансовом рынке, на котором международные и российские кредиторы продолжают предоставлять вам долговой капитал, невзирая на общие проблемы России после 2008 года.

Какое решение принимают главный акционер, председатель совета директоров, гендиректор, главный финансовый директор и другие люди из топ-менеджмента такой компании? Правильно, пора развиваться дальше, больше и быстрее, и для этого сделать публичное первичное размещение акций «Рольфа», т.е. Initial Public Offering («IPO»). Допустим, вы намечаете IPO своей компании на конец третьего квартала 2014 года.

Допустим, что диапазон оценки компании при выходе на IPO – от 1 млрд долларов до 1 млрд 200 млн долларов.

Помните, в этом примере вы – главный финансовый директор компании, т.е. CFO. Совет директоров компании и главный акционер решают, в качестве мотивации топ-менеджмента перед IPO и далее, дать им опционы на акции «Рольфа». И вы получаете опционы на 2% акций всего Рольфа (при этом CEO получает 3%, и т.д.).

Допустим, что в третьем квартале 2014 года «Рольф» успешно проводит своё IPO, и рыночная капитализация компании в этот же день достигает 1 млрд 200 млн долларов. В этот же день у вас есть акции, которые на рынке стоят 24 миллиона долларов – неплохая компенсация за долгие годы вашей успешной работы и, точно так же, неплохая мотивировка на будущее, чтобы удвоить эту сумму за следующие пять лет, посредством удвоения стоимости акций «Рольфа» за этот срок, к 2019 году.

Продать свои опционы (акции) вы не можете долгое время: таковы условия этого пакета вашей мотивировки. На фондовом рынке ваши акции стоят 24 миллиона долларов, и весь ваш финансовый риск завязан на одну эту акцию (поскольку вы не можете их продать, скажем, в течение 5 лет после IPO). Вы хотите диверсифицировать, ну хотя бы немного, свой портфель. Вы берёте свои акции «Рольфа» на 10 млн долларов (по сегодняшней оценке рынком), кладёте их банк в качестве залога, и берёте против этого залога кредит размером в 5 млн долларов. На эти заёмные средства – 5 млн долларов – вы сами (или не сами) составляете инвестиционный портфель, состоящий из международных акций, облигаций, деривативов и инструментов товарного рынка.

Через пять лет, т.е. к 2019 году, акции «Рольфа» удваиваются в цене, и теперь ваши 2% «Рольфа» на рынке стоят уже 48 млн долларов. Своим вторым инвестиционным портфелем, в начале стоившим 5 млн долларов, вы управляли достаточно консервативно, и к 2019 году он стоит «всего лишь» 8 млн долларов (60% за пять лет). Итого, ваш полный инвестиционный портфель через пять лет, к 2019 году, стоит 48 + 8 = 56 млн долларов, но вы должны банку 5 млн долларов плюс проценты по кредиту. Ну допустим, скажем, вы должны банку 6 млн долларов, включая проценты. Итого, чистая стоимость вашего инвестиционного портфеля составляет 50 млн долларов. Понимаете?!

Вы – не основатель какого-либо интернет-стартапа, вы – не основатель успешной сети пиццерий, вы – не известный спортсмен NHL, и даже не наследник «папиного полтоса». Вы – успешный наёмный топ-менеджер успешной частной компании. Вы, со своей зарплатой и своими бонусами, были представителем среднего класса, а стали – богатым. Сами. Self-made. Но при помощи капитализма, рынков капитала и фондового рынка. Я описал классический международный процесс создания богатства, при помощи капитализма, акционерного капитала, долгового капитала и фондового рынка. Процесс создания богатства для других и для себя.

А что вместо этого IPO, в моём гипотетическом примере, запланированного на третий квартал 2014 года? Страна, в которой вы живёте и работаете, за первые три квартала 2014 года аннексировала Крым у Украины, развязала войну на востоке Украины, сбила иностранный гражданский пассажирский Боинг, с 298 пассажирами и членами экипажа на борту, и попала под международные санкции, в т.ч. финансовые. Все российские активы, включая все российские компании, стали токсичными, и никакого IPO, запланированного на третий квартал 2014 года, не было. И у вас нет ни 24 млн долларов в 2014 году, ни 50 млн долларов в 2019 году.

И поэтому я хочу, чтобы миллионы трудолюбивых менеджеров среднего и высшего звена, десятки миллионов людей из числа – теперь уже бывшего – среднего класса, спросили Путина, громко и чётко: «Где деньги, Путин, а, где НАШИ деньги?».

Новости партнёров

Комментарии

Комментарии

Похожие материалы из этой рубрики