Слава Рабинович: то, что опубликовано в РБК о Мишустине, из серии «письма в редакцию», является полнейшей, химически чистой ахинеей

Я работаю в области управления активами, и знаю, что такое фонды и управляющие компании, которые ими управляют. И досконально знаю все принципы и детали «экономики» управляющих компаний и их акционеров.

То, что опубликовано в РБК о Мишустине, из серии «письма в редакцию», является полнейшей, химически чистой ахинеей.

Я знаю, что такое UFG, или ОФГ, с 1996 года. Я лично знал Бориса Фёдорова, её сооснователя. Я лично знаю Чарли Райана, тоже её сооснователя, с 1996 года. Более того, я являлся клиентом UFG с 1996 и далее, причём одним из крупнейших их клиентов в мире, когда работал в фонде «Эрмитаж» с 1996 по 2000. Чарли Райан прекрасно знает, кто я такой.

Мишустин, будучи поначалу каким-то мутным бизнесменом, пришёл на госслужбу в 2004 году. Через четыре года, в 2008, прямо перед коллапсом мирового и российского финансового рынка, он пришёл в управляющую компанию («УК») UFG, став управляющим партнёром и получив 25% от акционерного капитала УК (или, так или иначе, 25% от её «экономики»). С какого такого бодуна? Потому что он привносил что-то в бизнес, причём увеличивая «экономику» всей УК более, чем на 25%, правильно? Ага, а каким образом? Что он такого мог сделать в УК UFG, чтобы более, чем на 25% выросла экономика УК, на долгие годы вперёд?

Мог привести больших клиентов, на колоссальные суммы нового инвестиционного капитала. Или мог принести какие-то сделки, которые бы дали УК огромную «экономику» от этих сделок, на долгие годы вперёд.

Например, если «carried interest» в 20% от прибыли каких-то удачных вложений фондов, которыми управляет УК – это какие-то сотни миллионов долларов… то тогда да… возможно, это стоило того.

За менее, чем два года в УК UFG, Мишустин сам заработал более 30 млн долларов, на свои 25% от «экономики» УК. Значит, привнесённая им ценность для «экономики» УК была более 120 миллионов долларов, правильно? Его доля – одна четверть, значит его 30 млн долларов надо умножать на 4, чтобы узнать полную сумму; хорошо, давайте округлим «более 30» до просто 30. Если УК заработала 120 миллионов долларов на чём-то, чего бы не было без Мишустина, это значит, что инвесторы в фонды должны были заработать, при этом, 480 миллионов долларов чистыми, при общей прибыли (до вычета «экономики» УК) в 600 млн долларов. Почему? Потому что «carried interest» УК = 20% от прибыли фонда (или каких-либо отдельных сделок в этом фонде, если это не фонд торгуемых финансовых инструментов, а какой-нибудь фонд частных инвестиций, типа venture capital или private equity; там это может считаться от точки входа до точки выхода какой-то отдельной инвестиции). Иными словами, допустим, что прибыль фонда составила 600 млн долларов. 20% от прибыли – это доля УК в этой прибыли, т.е. 120 млн долларов. Итак, за 600 млн долларов прибыли фонда УК получает 120 миллионов, а инвесторы – 480 млн долларов «чистыми», т.е. после уплаты «carried interest» в УК.

Мишустин пришёл в УК UFG на пике фондового рынка в середине 2008 года, после чего, в течение следующих 12 месяцев, фондовой рынок в России упал на 75%.

Чего же такого привнёс Мишустин в УК UFG, что позволило фондам, которыми управляет УК UFG, заработать 600 млн долларов, из которых 120 млн долларов было выплачено УК в качестве «carried interest»? И 30 млн долларов – Мишустину, из УК, в качестве его доли?

Кстати, 600 млн долларов – это тот порядок суммы, который подозрительно близок к тем суммам, которые Сергей Магнитский вскрыл, в качестве кражи из бюджета уплаченных налогов фонда «Эрмитаж» и Ренессанс Капитала, помните? Там дело было близко к одному миллиарду долларов, в рублях. А у фондов UFG были те же самые схемы по акциям Газпрома, что и у Эрмитажа и Ренессанс Капитала (и у Тройки Диалог, кстати).

Вы что, господин Мишустин, УК UFG и РБК, за идиотов нас держите? Что за ахинею вы несёте, на кого это расчитано?

А вот, что должны сделать те люди, которые хотят докопаться до правды.

Нужно усадить Чарли Райана перед камерой, или на канале Навальный LIVE, или на «Дожде», или на «Эхо Москвы», и чтобы журналист, который будет его интервьюировать именно на эту, и только на эту тему, с материалами РБК в руке, разбирался, в целом, во всех деталях этого бизнеса, включая, естественно, всю его «экономику», не хуже, чем я.

Более того, Чарли Райан сам хочет, чтобы это произошло. Потому что, я уверен, он всё сумеет объяснить, до последней копейки и последнего цента, потому что все знают, что Чарли Райан – бизнесмен с кристально чистой репутацией и честный человек – каким я его знал и знаю. Ведь потому что, если не объяснять или не суметь объяснить, то тогда выходит, что это – коррупция, причём чистой воды, не так ли? А Чарли Райан, бизнесмен с кристально чистой репутацией и честный человек – не может позволить себе участвовать в таком скандале.

Так что велком, Чарли – садимся и говорим об этом.

Комментарии

Комментарии