Степан Демура: курс рубля в этом году у нас будет измеряться уже трехзначными цифрами

На фоне международного скандала с отравлением Сергея Скрипаля власти Великобритании анонсируют готовность ко все более жестким мерам в отношении России. Эти меры, как и ожидалось, сначала были направлены на активы российской коррупционной элиты, спрятанной в Лондонских банках и вложенных в британскую недвижимость. Однако, судя по всему разгневанная премьер-министр Великобритании Тереза Мэй не намерена останавливаться на достигнутом и, в настоящий момент, уже рассматривается возможность введения запрета для   Сити совершать сделки с российскими государственными бондами, играющих немаловажную роль для Москвы в качестве одного из средств для поддержания на плаву российской экономики.

The Guardian сообщает, что только в прошлом месяце, несмотря нахождение российских банков   под санкциями, Сити, в кооперации   с банками из РФ, разместил евробондов на сумму $4 млрд. Британская пресса возмущена тем фактом, что эти средства были направлены на рефинансирование российского суверенного долга. Раздаются голоса о том, что и этих мер воздействия недостаточно, а нужно, например, прибегнуть к отключению России от SWIFT.

Корреспондент Русского Монитора связался с известным финансовым аналитиком Степаном Демурой и попросил его прокомментировать сложившуюся ситуацию.

– Степан Геннадиевич, Лондоне предлагают запретить клиринговым компаниями, включая Euroclear и Clearstream, регистрировать сделки с суверенными бумагами РФ, чем это закончится для российского рынка ОФЗ?

– Прежде всего это будет проблемой для вторичного рынка, потому что эти бумаги, новые выпуски, и существующие выпуски, они не будут котироваться в «Евро клир», ну и соответственно пропадет значительный сегмент вторичного рынка этих бумаг. То есть, инвесторам, которые у них находятся, будет тяжело их как покупать, так и продавать. Традиционные издержки увеличатся, ну и возможно это снизит интерес инвесторов к этим бумагам, но это нельзя назвать смертельным ударом. Вот если бы ОФЗ попали под санкции, и если бы инвесторы не имели бы права держать их более 30 дней, или же вообще не имели бы права инвестировать, тогда  да, это был бы конец рублю, и вообще очень быстрый конец нашей финансовой системе и экономике. Но это будет следующим шагом.

– То есть, это возможно в ближайшее время?

– Да, я думаю тотальный запрет инвестиций в российские ценные бумаги, ОФЗ, скоро мы увидим.

– В последнее время все больше идет разговоров, в очередной раз, об отключении SWIFT, может ли это быть еще одним следующим шагом?

– Да это вообще разговоры ни о чем, поскольку SWIFT не создает принципиальных проблем, он создает лишь некоторые временные трудности, отключения от SWIFT. Посмотрите на Иран, прекрасно жили и без SWIFT, а потом добились отмены санкций.

– Премьер-министр России Дмитрий Медведев сообщил, что потенциал восстановительного роста российской экономики исчерпан. Это можно расценивать, как показатель того, что в Кремле что-то начали понимать?

На мой взгляд не стоит обращать внимания, и анализировать все, что не несет в себе никакой смысловой нагрузки. Так как про исчерпавшие себя резервы роста мы, по-моему, слышим уже последние лет десять,

Как в ближайшие месяцы будет себя вести рубль?

– Я думаю, что в ближайшее время рубль будет относительно стабилен. Ну грубо говоря в пределах коридора и +- 10%. То есть, в пределах волатильности, которую рубль показывал раньше, и которую будет показывать вскоре, это практически стабильность, это ни о чем.

– А вскоре это когда?

– В ближайшие месяцы. Ну здесь нужно будет смотреть что будет с S&P, что будет с нефтью, но пока по всем раскладам, я думаю в ближайший квартал о судьбе рубля заботиться не стоит.

– А ваш прогноз, до конца года, чем это закончится для нашей экономической системы?

– Ну еще в конце прошлого года я говорил, что правительство, во-первых, пересмотрит в очередной раз бюджет, проведет секвестирование. Я думаю, что ставки ЦБ в этом году поднимет очень сильно, и уйдут они вероятно даже за 20%, ну и соответственно, курс рубля в этом году у нас будет измеряться уже трехзначными цифрами, и если не в этом году, то в начале следующего. Здесь вопрос не в том, что случится, а в том, когда случится.

 

Новости партнёров

Комментарии

Комментарии

Похожие материалы из этой рубрики