фото "Здесь Шепелин"

Не царские это свадьбы

Забавно, как все – от прокремлевских до самых что ни есть либеральных СМИ, журналистов и телеграм-каналов – практически в одинаковых выражениях стебутся над церемонией венчания Георгия Романова, одного из потомков последней царской династии в России🎥 . Фрик-шоу, купеческий загул, цыганщина (здесь походя немного шовинизма, мол, кто еще такую безвкусицу может устроить!). И, конечно, морализаторство – скольким сирым и убогим можно было бы помочь на деньги, потраченные на эту свадьбу!

Легко и приятно критиковать то, что доступно и дозволено. Хотя, чем русский свадебный пир наследника Романовых Георгия отличается от такого же празднества наследницы Путина, зашифрованной под именем Катерина Тихонова? Кокошник в неорусском стиле на матери жениха Марии Владимировне и дресс-код для гостей Тихоновой и Шамалова в 2013 году : «Женский стиль: Cocktail в русском стиле: платья, юбки, сарафаны пастельных оттенков в пол, косы, косынки…» Фуршетные столы, крытые павлопосадскими платками, с самоварами, баранками и хохломой на бранче у наследника Романова от стола для «Русского чаепития» с самоваром, традиционными сладостями и сдобой», которым встречали гостей в первый день свадьбы в неорусском стиле у наследницы Путиной.

Ах да, у Тихоновой, в отличие от итальянской невесты Георгия Романова, не было шлейфа с вышитым вручную двуглавым орлом.

Зато в платье с гербом России как-то щеголяла любимая гимнастка Путина Кабаева.

Возможно, церемония венчания Романова и ее обозначение в качестве первой за 120 лет «царской свадьбы», а еще больше рассуждения о том, что и Георгий никакой не наследник вовсе, и свадьба не царская, немножко и смахивают на буффонаду в стиле «Короны российской империи» (у Кеосаяна претенденты на престол дерутся между собой накануне коронации – в правильном советском кино по-другому и быть не могло). Но не больше, чем смахивает на буффонаду большинство вип –мероприятий в современной России.

Только большая часть из них проходит в узком кругу посвященных и о дурновкусии их устроителей публика узнает случайно, как о шесте или аквадискотеке в пресловутом геленджикском дворце.

Серпом По