Андрей Пионтковский: наступил тот этап диктатуры, на котором она обычно обрушается из-за внешнеполитических провалов

О чем на самом деле говорят озвученные ЦИК результаты “выборов”, какую “вечную войну” готовит Путин и есть ли у Запада ответ на отравление Скрипаля. Публицист Андрей Пионтковский рассказывает в интервью для Каспаров.ру о самых обсуждаемых событиях последних недель и внешнеполитических перспективах ближайших месяцев.


– Результаты “выборов” в либеральной среде вызвали волну пессимизма. Многие эксперты предвидят длительный период отсутствия в стране политики и рекомендуют активным людям сосредоточиться на “малых делах” в социальной сфере. Были ли для Вас какие-то неожиданности в этих “выборах” и какие выводы из этой кампании может сделать оппозиция?

– Стенания по поводу выдающегося успеха Путина ни на чем не основаны. Произошла, как обычно, масштабная фальсификация выборов. На эту тему уже высказались многие, и я просто напомню исчерпывающую математическую оценку Сергея Шпилькина. Он разработал научную методологию выявления фальсификаций по своего рода “отпечаткам пальцев” махинаторов в статистических данных. По его подсчетам, около 10 миллионов бюллетеней были вброшены в пользу пахана кремлевской клептократии. Дальше, в общем, можно было бы не продолжать. С юридической точки зрения это называется государственным переворотом и захватом государственной власти, и за эти преступления должны отвечать те, кто возглавлял избирательную комиссию, то есть, формально, Элла Памфилова, а фактически администрация президента и Путин. С другой стороны, исчерпывающий юридический анализ провел, например, Иван Жданов. Он систематизировал все подвиды многочисленных нарушений. Кроме того, интернет был полон видео с самыми грубыми вбросами и каруселями.

Но главное доказательство фиктивности и незаконности этих выборов не в этом. В авторитарных режимах выборы фальсифицируют задолго до дня голосования. Напомню, что из двух наиболее ярких потенциальных кандидатов от оппозиции один, Борис Немцов, демонстративно убит у стен Кремля, а другой, Алексей Навальный, был незаконно осужден и не допущен к выборам.

Так что все произошедшее не выборы, а очередной фальшивый опрос общественного мнения. И, если даже вынести за скобки то, что я только что сказал о судьбе оппозиционных кандидатов, и посмотреть только на численную сторону вопроса, т.е. данные Шпилькина, выяснится следующее: за Путина проголосовало около 45 из 107 миллионов зарегистрированных избирателей. И тут стоит вспомнить, под каким административным давлением все это происходило. Бюджетники, военнослужащие, студенты – все эти группы людей испытали его на себе, власти увеличивали явку как могли.

Повторюсь, произошедшее – это не более чем опрос общественного мнения в условиях авторитарного режима. Напомню, что за два дня до того, как Чаушеску с женой расстреляли как бешенных собак под забором на улице, его “поддерживали” по опросам общественного мнения около 95%. Так что все эти цифры уже давно ни о чем не говорят.

Но есть масса других причин быть недовольным, разочарованным и беспокоиться за судьбу страны. Полностью зачищено политическое поле, создана система, при которой власть уже никогда не сможет уйти путем свободных выборов. Наступил тот этап диктатуры, при котором она обычно обрушается в результате катастрофических внешнеполитических провалов. Напомню пророческие слова Андрея Амальрика о судьбе СССР:

Отчего всякое внутреннее дряхление соединяется с крайней внешнеполитической амбициозностью, мне ответить трудно. Может быть, во внешних кризисах ищут выхода из внутренних противоречий. Может быть, наоборот, та легкость, с которой подавляется всякое внутреннее сопротивление, создает иллюзию всемогущества. Может быть, возникающая из внутриполитических целей потребность иметь внешнего врага создает такую инерцию, что невозможно остановиться — тем более, что каждый тоталитарный режим дряхлеет, сам этого не замечая. Зачем Николаю I понадобилась Крымская война, приведшая к крушению созданного им строя? Зачем Николаю II понадобились войны с Японией и Германией? Существующий ныне режим странным образом соединяет в себе черты царствований как Николая I, так и Николая II, а во внутренней политике, пожалуй, и Александра III.

– Можно ли по результатам этого “общественного опроса” судить о политическом будущем как фигур, участвовавших в выборах, так и призывавших к бойкоту? Есть ли оно у Ксении Собчак или ее вернут в ту коробочку из которой достали?

– Просто переложить Собчак из одной коробочки в другую не получится. Если уж она куда-то залезла, то так просто оттуда уже не вылезет. Где бы она не оказалась, она занимается прежде всего своей капитализацией и расставаться с этой тактикой не будет. Для нее самый большой выигрыш от этих выборов – многократное увеличение ее гонораров за будущие корпоративы мафиозных структур, обслуживание которых – ее основная профессия и призвание.

– А как же ее проект по совместному созданию партии с Дмитрием Гудковым?

– Мне очень обидно за Дмитрия Гудкова. Я всегда хорошо к нему относился, считал и считаю его перспективным политиком. Но идя на этот союз, он зачем-то берет на себя весь собчачьий негатив. Есть и другая неприятная деталь: если уж он по каким-то соображениям решился на “неравный брак”, то почему не мог потерпеть два дня? Он же все-таки обещал поддержку Григорию Явлинскому. Не важно, насколько тот был успешен – в политике данное слово должно иметь вес.

Если даже администрация президента не будет развивать собчачий проект, она будет делать это сама. Сейчас она ездит по свалкам и сообщает, что договорилась об их ликвидации. Потом будут другие темы. Однако я не думаю, что этот проект ждет успех. Скорее всего он негативно скажется на политических перспективах Гудкова. А ведь он человек молодой и может в будущей постпутинской России сыграть важную позитивную роль.

– Перейдем к тем, кто не участвовал в выборах. Выиграл ли Алексей Навальный от тактики бойкота?

– Напомню, что призыв к бойкоту – это не призыв только и исключительно Навального. Этой позиции придерживалось, например, наше издание, Каспаров.Ru. Нравственная позиция всегда выигрывает. И это подтверждают беспрецедентные административные усилия по повышению явки.

А если говорить конкретно о Навальном, он сегодня пользуется максимальной поддержкой рядовых активистов оппозиции, особенно среди молодежи. Ему удалось создать региональные структуры и мы видели, что они достаточно эффективны, на примере протестных выступлений весны-лета прошлого года. В ближайшее время мы увидим, насколько они сохранились и смогут ли стать основой массового движения гражданского неповиновения нелегитимной власти.

– Исходя, скажем так, из анамнеза Владимира Путина, из того, что мы знаем о типичных для него моделях поведения, как он, на Ваш взгляд воспринимает озвученные ЦИК результаты? Упивается ли он ими, верит ли политологам, которые твердят о своего рода “втором крымском референдуме”. Маргарита Симоньян и вовсе с восторгом заявила, что он был лидером, а теперь стал вождем. Верит ли он сам в то, что получил карт-бланш?

– Вы мне задаете сложный вопрос. Чтобы ответить на него, нужно проникнуть в сознание диктатора. Я попытаюсь это сделать, опираясь на его выступление на Манежной площади, его поведение, body language, политические шаги. Мне кажется, что он действительно верит в высокий уровень своей поддержки. В приятные вещи вообще легко поверить. Причем Путин понимает, что добиться симпатии своих сторонников ему удалось не экономическими и социальными успехами, а тем, что его пропаганда оказалась относительно эффективной и смогла отравить достаточную часть населения фашистскими идеями “русского мира”, привить ей милитаристское сознание и заставить поверить в успехи Кремля на имперском поприще.

Но кое в чем Путин безусловный реалист, и это видно по его шагам. Он не может не понимать, что его программа “Русского мира” в том виде, в котором она была вброшена в сознание масс весной-летом 2014 года, провалилась. Мы несколько раз говорили об этом: поражение в Украине я бы назвал метафизическим. Помните кремлевскую эйфорию той поры ? Тогда главными темами были “Русский мир” и “Новороссия” – 10-12 новых областей. Ставка была на то, что русское население Украины поддержит идеи “русского мира”, и Кремлю удастся либо подчинить всю Украину, либо расчленить ее. Но абсолютное большинство русских граждан Украины остались верны Украинскому государству и его европейскому выбору, а “лучезарная Новороссия” скукожилась до бандитского огрызка Лугандонии, с которым Путин уже и сам не знает, что делать.

Авантюра в Сирии была предпринята во многом для того, чтобы отвлечь внимание от этого поражения. Однако там все может оказаться еще хуже. Напомню: уже как минимум три раза Путин победоносно выводил оттуда войска, объявляя, что их задачи выполнены. После последнего из этих заявлений произошла катастрофа. В ночь с 7 на 8 января при попытке овладеть каким-то нефтяным заводиком погибли и были ранены 300 российских граждан. Формально они не принадлежали к вооруженным силам России и использовались в очередной путинской гибридной войне как “зеленые человечки”. Эта информация настолько болезненна для режима, что скрывалась и до сих пор скрывается, как и сам факт боя. Но мы живем в век интернета, и долго скрывать такие вещи невозможно.

Путин так растерялся, что даже исчез на две недели, как и после убийства Немцова. Он снова появился на публике, уже выработав для себя концепцию дальнейших действий. Отказаться от противостояния с Западом Путин не может. Например, в переговорах о мирном урегулировании ситуации на Донбассе он не способен согласиться с размещением миротворцев ООН на российско-украинской границе. Это бы означало закрытие проекта “Новороссия”, что подорвало бы поддержку той части населения, которую впечатлила милитаристско-имперская повестка дня. Что же делать в этой ситуации? Мне кажется, Путин принял решение резко поднять уровень противостояния с Западом, взвинтить его до балансирования на грани войны, причем даже ядерной, но за эту грань не переходить. То есть создать типично оруэлловскую ситуацию вечной войны Евразии с Океанией. Это противостояние оправдает атмосферу осажденной крепости, при которой внутри страны Путин сможет делать все, что ему угодно. При этом населению он будет продавать не новые “славные победы”, которые невозможны в силу отсутствия ресурсов и растущего понимания путинской угрозы на Западе, а именно само бесконечное противостояние.

– Какие-то новые шаги в этом направлении уже сделаны?

– Первым шагом в реализации этой концепции, на мой взгляд, стала демонстративная террористическая атака с использованием оружия массового поражения, в данном случае химического, в Великобритании.

Во-первых, не понятно, зачем было убивать этого бывшего разведчика. Во-вторых, если уж это решили сделать, почему так вызывающе. Убийца демонстративно оставил отпечатки, как бы заявляя западному миру: “Да, это сделал я, Владимир Грозный, Vladimir the Terrible!” Мы наблюдаем здесь характерное оруэлловское двоемыслие. МИД официально заявляет: “Мы не имеем к этому никакого отношения, ну что вы! Это у вас, в Англии, напали на российскую гражданку!”, – и, одновременно, на всех каналах, во всех телевизионных шоу, делается кивок в сторону российской аудитории: “Так будет с каждым предателем!, – и для убедительности на экран вылезает глумливо ухмыляющийся убийца Луговой.

Надо сказать, тактика Кремля приносит желаемые плоды: противостояние с Западом нарастает. Многие сейчас рассуждают о планах Путина на следующий срок, но он-то не скрывает своего твердого желания пожизненно оставаться у власти, потому что прекрасно понимает, что его ждет в случае ухода. На всю оставшуюся жизнь Путина (и нашу вместе с ним) программа у него такова: жесткая конфронтация с Западом на грани военного противостояния.

– Видимо, Западу придется ужесточить свою позицию. Кажется, что на уровне риторики это уже происходит. После покушения на Сергея Скрипаля и его дочь, министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон заявил, что, вероятно, приказ об отравлении отдал лично Путин. Какова будет, на Ваш взгляд, новая политика Европы и США в отношении Кремля?

– Что Путин собирается прожить оставшиеся годы в качестве нашего вождя, мне представляется достаточно ясным. А вот, что будет делать Запад – это ключевой вопрос, от него зависит, насколько Путину удастся осуществить эту программу. На наших глазах Запад вырабатывает ответ. И заявление Джонсона лишний раз подтверждает, что преступление в Солсбери было показательным – у властей Великобритании есть факты, подтверждающие роль России. Меркель, и другие лидеры Евросоюза подтвердили, что Тереза Мэй представила им убедительные доказательства, которые пока не были обнародованы публично. Путин не скрывает своей роли в преступлении, и Запад ему отвечает: “Мы знаем”.

Но если судить о практических последствиях, сама высылка дипломатов, даже такая масштабная и коллективная, как это произошло сегодня, решающей роли не сыграет. Но она предвещает дальнейшие шаги. Мне кажется, мы переживаем очень интересный момент. Запад наконец понял, какая мера может быть действительна болезненна для режима и поставит под угрозу сохранение Путиным пожизненной власти. Он стоит на грани принятия этой меры, но пока еще не решается. Действие, о котором я говорю, это санация активов российской клептократии за рубежом – триллиона в Соединенных Штатах и еще примерно пятисот миллиардов в Великобритании.

Основная масса владельцев этих средств – близкие к Путину люди. Самые крупные бенефициары Путин, Медведев, Шувалов и так далее. Деньги и власть в российской системе полностью срослись. В этом смысле уже бессмысленно говорить о коррупции. Классическая коррупция требует наличия двух субъектов: бизнесмена и чиновника. В нашем случае, это один и тот же субъект, решающий, как направлять громадные финансовые потоки в свой карман.

Я хорошо помню напряженную атмосферу в Вашингтоне 29 января – крайний срок, предусмотренный неохотно подписанным Трампом законом “О противодействии противникам Америки через санкции”. Все ждали до позднего вечера публикации “Кремлевского доклада”. В него должны были войти материалы о состояниях близких к Путину чиновников и бизнесменов. Список был представлен почти в полночь, в него попали 210 человек. Однако собранная финансовой разведкой подробнейшая информация об активах этих людей оказалась перенесена в секретную часть доклада. А ведь именно она наиболее опасна для Путина и его окружения. И произошел этот неожиданный поворот, видимо, не случайно – он совпал с визитом в США трех руководителей российских силовых ведомств, Нарышкина, Бортникова и Коробова. Принять такое решение в последний момент мог только Трамп. И он оказал Путину эту большую услугу. Может быть, последнюю.

– Чем полная публикация доклада опасна для режима?

– Во-первых, она бы означала, что уже не нужно принимать никаких новых санкций – любой американский прокурор мог бы открыть дело против фигурантов списка, потому что в Соединенных Штатах существует законодательство по борьбе с отмыванием средств, полученных преступным путем. И сотни страниц секретной части доклада описывают, каким именно путем были получены составные части этого “русского триллиона”. Практически все российское политическое руководство было бы объявлено преступным, а средства этих людей замораживались бы и конфисковывались.

Не менее существенной угрозой для Кремля была бы реакция на доклад в России. Меры по конфискации и, в перспективе, возвращению награбленного в Россию были бы приняты под ликование 99% российского населения.

Да, мы все знаем, что вся кремлевская верхушка ворует, да, многое известно из расследований Навального. Но когда ты видишь сотни страниц с совершенно конкретными фактами о грязных делах всей российской “элиты” – это производит совсем другой эффект. Такое без внутриполитических последствий для российской власти остаться бы не могло. И англичане после покушения в Солсбери тоже очень близко подошли к идее о составлении аналогичного доклада. Не даром Тереза Мэй заявила, что Лондон не место для преступных денег русских олигархов. И уже конкретным Шувалову, Усманову, Абрамовичу тот же Борис Джонсон задает вопросы о происхождении их состояний. И когда эти же вопросы будут заданы в суде, история будет развиваться по тому же пути замораживания и конфискации. Кстати, в богатый на события понедельник, появились сообщения в британской прессе о первых выданных ордерах.

– Что же удерживает США и страны Европы от этого решительного шага?

– Ответ на этот вопрос связан с историей этих денег. Даже если бы поведение путинской России было бы шелковым и пушистым, никаких аннексий, никаких агрессий, оставался бы тот же вопрос, что и сейчас: почему преступникам, кремлевским клептократам, было разрешено аккумулировать один триллион долларов в США и еще половину этой суммы в Великобритании ? Видимо, многих устраивало, что огромные деньги крутились в американской и британской экономике.

А если пройтись по конкретным персоналиям и вспомнить, например, о бизнесе Трампа, выяснится, что огромное количество российских чиновников закупало его кондоминиумы по ценам в несколько раз выше рыночных. С финансовой точки зрения, Запад был соучастником кремлевского ограблении тысячелетия.

Кроме того, не стоит забывать об активной работе “вашингтонской капеллы”, агентуры Путина в Соединенных Штатах (я имею в виду Дмитрия Саймса, Томаса Грэма, Генри Киссинджера, Мэтью Роджанского и т.д.) с их постоянной мантрой: “Нам нужны русские, чтобы решать проблемы в Сирии, Северной Корее, Ираке, Украине. Ни в коем случае нельзя обострять отношения с их руководством!” Эта идея пустила глубокие корни на Западе.

Однако на Западе сейчас крепнет понимание двух важных вещей. Во-первых, любые другие меры не произведут прямого воздействия на Кремль, будь то новые секторальные санкции или блокирование “Северного потока-2”. Во-вторых, конфискация кремлевских активов поможет завоевать симпатии российского народа. Тереза Мэй несколько раз за последнее время повторяла: мы противостоим не российскому народу, а клептократам у власти. Остается еще добавить: клептократам, которые ограбили российский народ. Вот под таким лозунгом и знаменем должна проходить эта конфискация, чтобы вызвать энтузиазм и поддержку в России.

– Будет ли опубликованы эти данные в ближайшее время или ждать еще долго?

– Я полагаю, что данные о наворованных кремлевских активах будут обнародованы в течение 2018 года. Тем более, что в Америке противостояние политического класса с Трампом ожесточается. Он в очередной раз разоблачил себя поздравлением Путина, против которого выступали, замечу, не его противники в Конгрессе, а его ближайшие советники. Как человеку малограмотному Трампу перед разговорами с иностранными политиками пишут на бумаге своего рода “темнички”. И в данном случае заглавными буквами было написано: “Ни в коем случае не поздравлять!” Но по какой-то таинственной причине он снова не послушался. Правда продлится такое его поведение уже недолго. На ноябрьских выборах, как я полагаю, демократы получат большинство в обеих палатах. При таком раскладе отстранение Трампа от власти станет вполне реальным сценарием. Поэтому долго эти сотни страниц о преступлениях кремлевской верхушки в секретной части “Кремлевского доклада” удержать не удастся.

– В марте санкционный список США был расширен. В частности, в него оказались включены компаний, связанные с Евгением Пригожиным. В том числе знаменитая “Фабрика троллей” – “Агентство интернет-исследований”. В список попали ФСБ и ГРУ. Для Кремля это ощутимый укол или скорее предсказуемая формальность?

– Такие действия усиливают общую атмосферу изоляции путинского режима, также как и сегодняшние всемирные высылки российских дипломатов служат своего рода “разогревом” к той “высшей мере, о которой я говорил. Однако, еще раз повторю – ничего кроме публикации секретной части “Кремлевского доклада” и практического начала конфискаций решающего впечатления на Кремль уже не произведет.

Американский полицейский, конфисковав у преступника украденный кошелек, должен вернуть его владельцу. То же самое американские и британские правоохранительные органы должны сделать и с астрономическими суммами, украденными у России вождями “Русского мира”. Они должны быть возвращены российскому народу, и о намерении это сделать следует заявить на высшем политическом уровне. Тем самым власти США и Великобритании признают вину своих предшественников за то, что эти невиданные в мировой истории бандитские общаки были созданы на их территории. Такие решительные и принципиальные шаги смогут подорвать ту бешеную антизападную пропаганду, которая раздувается в России теми же самыми преступниками, которые ограбили нашу страну.

Разумеется, будущими российскими властями должны быть соблюдены элементарные меры предосторожности – принятие в РФ закона о тотальной пожизненной люстрации всех чиновников-олигархов, причастных к похищению этих средств. Возвращаемое не должно попасть в руки тех же самых преступников.

Именно такое решение проблемы беглого русского триллиона (to return ill-gotten assets of corrupt individuals to the Russian people) было предложено в ноябре прошлого года рабочей группой Atlantic Council в ее докладе “How to Identify the Kremlin Ruling Elite and its Agents”.

Источник:

Каспаров.ру

Новости партнёров

Комментарии

Комментарии

Похожие материалы из этой рубрики