В воскресенье в Харькове (Украина) участники акции протеста против съезда партии, чьими лидерами являются бывшие соратники Виктора Януковича (сбежавшего в РФ экс-президента Украины) повалили на землю памятник Жукову. Понятно, что российский официоз уже заходится в истерике по данному поводу, однако есть и те, кто не питая никаких симпатий к режиму, сожалеет о том, что «повержен памятник одному из полководцев, благодаря которого была выиграна» т.н. «Великая отечественная война». Не исключено, что после того, как путинский режим уйдет в прошлое, а вместе с ним канет в лету и неосоветский культ “великой победы” и нашей стране придется пройти через болезненный, но необходимый путь переосмысления своего прошлого.

Поэтому,  возможно, что сами по себе – украинские ультраправые активисты у многих вызывают, скажем прямо, мало симпатий, все-таки, стоит разобраться в том, был ли, на самом деле, таким уж «выдающимся» полководцем Жуков,  который начинал свою карьеру в РККА с того, что под командованием другого красного палача – будущего маршала Тухачевского, травил газами русских крестьян, во время антибольшевистского тамбовского восстания в 1920 -1921 годах, или же это просто эффективный «мясник» и каратель, идеальный «приводной ремень» террористической советской машины? Кстати, весьма символично, что военная карьера Жукова завершилась также, как и начиналась – карательной операцией, на этот раз против венгерского народа, в 1956 году  поднявшего восстание против большевисткой диктатуры, жестоко подавленного Жуковым (тут правда министр обороны СССР обошелся без боевых отравляющих газов – хватило танков),

На эти вопросы, как нам кажется, хорошо отвечает подборка воспоминай участников войны, лично сталкивавшихся с любимым военачальником Сталина, собранная Андреем Мальгиным.

Василь Быков. Из книги “Долгая дорога домой”:

Вечером один из больных, артиллерийский капитан, который воевал в составе 1-го Украинского фронта, рассказал, как командующий фронтом Жуков осенью 1943 года ликвидировал немецкий прорыв под Житомиром. Носился по боевым порядкам частей на своем неизменном ‘виллисе’ в сопровождении бронетранспортера с головорезами-автоматчиками на броне и автомобиля, в котором сидели чины военного трибунала. Там, где замечал малейшую растерянность или подавленность, приказывал автоматчикам схватить первых же попавшихся под руку солдат или офицеров и расстрелять их на месте. Из карманов еще теплых трупов трибуналыцики доставали документы и оформляли приговор. Что ж, маршал сам никого не убивал и приговоры трибунала не подписывал, это делали другие, – по всем правилам военной юриспруденции.
Великий был маршал!

ОТСЮДА

Из интервью с дважды героем Советского Союза летчиком Виталием Попковым:


— Под Сталинградом нас, семерых летчиков–асов, пригласили на военный совет. В землянке сидел Жуков, который к тому времени был заместителем Верховного главнокомандующего, секретарь ЦК Маленков, представители военных советов и генералов человек тридцать. Под Сталинградом к тому времени сложилась катастрофическая обстановка: наши войска, отступая, дошли до берегов Волги. В это время вышел знаменитый приказ №227 — “Ни шагу назад”. Встреча началась с того, что нам сказали: “Вы очень плохо воевали, поэтому враг у великой русской реки”. Известно, что 70% авиации было выбито в первый месяц войны, к тому же у нас были старые машины. Тут Маленков предложил: “Трусов и паникеров надо расстреливать на месте”. Жукову это мысль понравилась, он подошел к командиру нашего полка Василию Зайцеву (а был он Героем Советского Союза, только под Сталинградом сбил 19 немецких самолетов) и спросил: “Сколько вы своих летчиков расстреляли?” Василий опешил: “Я своих расстреливать не умею”. Жуков взбеленился: “Ах, не умеете! Сейчас мы вам покажем”, — выбрал наугад из присутствующих четырех офицеров, вывел их из землянки и без объявления всякой причины приказал прибывшему с ним взводу охраны расстрелять… На меня этот самосуд так сильно подействовал, что два месяца я не мог есть, питался одним жареным луком, который мне готовили девчонки с кухни, и пил молоко. После того военного совета мы летали до последней капли горючего, постоянно рисковали — садились в степи на необорудованные площадки.

ОТСЮДА

Из письма писателя-фронтовика Виктора Астафьева:

«На святое замахиваетесь! Мало вам Сталина! Так и до Жукова доберетесь!..» А между прочим, тот, кто «до Жукова доберется», и будет истинным русским писателем, а не «наследником». Ох, какой это выкормыш «отца и учителя»! Какой браконьер русского народа. Он, он и товарищ Сталин сожгли в огне войны русский народ и Россию. Вот с этого тяжелого обвинения надо начинать разговор о войне, тогда и будет правда, но нам до нее не дожить. Сил наших, ума нашего и мужества не хватит говорить о трагедии нашего народа, в том числе о войне, всю правду, а если не всю, то хотя бы главную часть ее…
И Вы, и полководцы, Вами руководившие, были очень плохие вояки, да и быть иными не могли, ибо находились и воевали в самой бездарной армии со времен сотворения рода человеческого… Только преступники могли так сорить своим народом! Только недруги могли так руководить армией во время боевых действий, только подонки могли держать армию в страхе и подозрении – все особые отделы, смерши, 1-е, 2-е… -надцатые отделы, штабы, напоминающие цыганские таборы. А штрафные роты, а заградотряды? А приказ 227? Да за одно за это надо было всю кремлевскую камарилью разогнать после войны…

ОТСЮДА

В качестве заключения:

Только по данным, которые попали в статистику – 157593 военнослужащих (12 полностью укомплектованных дивизий) было расстреляно советами по приговорам военно-полевых судов за 4 года так называемой «Великой отечественной» войны (эти чудовищные цифры приводит Новая Газета): с июня 1941 по май 1945.

Для сравнения в войнах, которая вела Российская империя 12 лет, начиная с Русско-Японской и заканчивая Первой мировой войной, по приговорам военно-полевых судов было казнено 3087 человек (в 52 (!) раза меньше). А в Вермахте, Кригсмарине и Люфтваффе, шесть лет воевавших на двух континентах, начиная с 1939 по 1945 годы было казнено всего 7810 (в 20 (!) раз меньше, чем в Жуковы и компания отправили на тот свет за 4 года.

Сергей Кузякин