Южная Африка столкнулась с опасной мутацией коронавируса, которая позволяет COVID-19-19 частично обходить иммунный ответ инфицированного человека. Тем не менее, количество зараженных там сокращается. Наихудшая ситуация была 11 января, когда среднесуточное еженедельное количество инфицированых людей достигло 19 042. С тех пор оно снизилось до нынешних 1703.

По данным NBC, жесткие меры помогли стране. Первая волна коронавируса полностью обрушилась на Южную Африку в июле, в середине зимы в южном полушарии, когда по состоянию на 18 июля среднесуточное количество заражений в неделю составляло 12 385 человек.

В то время правительство ввело жесткие меры, закрыло границы, ввело карантин и ночной комендантский час, а также запретило продажу алкоголя для предотвращения неосторожного поведения в состоянии алкогольного опьянения. Затем число новых инфицированных упало до немногим более тысячи, и в конце сентября меры были смягчены. Границы открылись не только для предпринимателей, но и для туристов.

Вскоре, однако, болезнь снова начала распространяться, особенно в октябре, особенно на восточном побережье залива Нельсона Манделы, чему помогла новая мутация, которая могла заразить людей, которые заболели COVID, вызванным неизмененным вирусом.

Страна пострадала еще сильнее, чем в июле – 11 января среднесуточное число инфицированных за неделю составляло 19 042 человека.

Уровень инфицирования снова снизился, хотя с 1 февраля меры были смягчены. Ночной комендантский час теперь действует с 23:00 до 4 часов утра. Были разрешены церковные службы, с заполненностью церкви не более чем наполовину. Снова разрешили продавать алкоголь с 10 до 18 часов.

Когда было показано, что вакцина AstraZeneka эффективна против южноафриканской мутации лишь на 22 процента, страна быстро решила использовать другую вакцину и первой одобрила субстанцию ​​Johnson & Johnson. Она начала делать прививки на прошлой неделе, но не может получить необходимое количество, потому что ее покупают преимущественно более богатые страны, а Южная Африка жалуется, что она стала жертвой дискриминации.

Страна делает ставку на готовность к новой волне

Кроме того, Консультативный комитет министров ЮАР уже планирует меры для третьей волны, сообщает South African Sunday Times. Ее председатель, профессор Абдул Карим, сказал: «Судя по тому, что мы видели в случае второй волны в Южной Африке и третьей волны в десятках стран, весьма вероятно, что здесь у нас будет третья волна».

По его словам, вероятность того, что новая мутация будет играть важную роль в третьей волне, составляет более пятидесяти процентов: «Если мы увидим только небольшие мутации в значительной способности избегать иммунного ответа, то это может быть не так серьезно. Иммунитет, полученный от первой и второй волн, будет иметь значение. Мы заняты работой в лаборатории, пытаясь понять, как будет выглядеть новая волна».

Чего мы не знаем, так это степени иммунитета у населения, который может ограничить влияние других волн.

Эксперт по инфекционным заболеваниям Марк Мендельсон из Университета Кейптауна сказал, что ответ на вопрос о том, когда придет третья волна и как она будет выглядеть, «стоит миллион долларов». Сам он предполагает, что это произойдет поздней осенью в мае или июне, хотя другие думают не раньше июля.

По словам специалиста по вакцинам Шабира Мадхи из Университета Витса, в третьей волне многое будет зависеть от человеческого поведения и ограничений, а также от того, как будет развиваться вирус. Однако, по его словам, она не будет похожа ни на первую, ни на вторую, которая была особенно сложной из-за южноафриканской мутации.

«Чего мы не знаем, так это степени иммунитета у населения, который мог бы ограничить влияние других волн», – добавил он. Не исключено, что это также способствует снижению числа инфицированных в настоящее время. В пятницу их в стране было 44 911 человек, 11 января – 239 799, 12 ноября – всего 33 753, а на пике первой волны 20 июля – 173 590.

Деви Шридхар из Университета Эдинбурга рассказала, какой урок из Южной Африки: «Мы видим игру в кошки-мышки между меняющимся вирусом и производителями вакцин, которым необходимо быстро изменить свой состав. В течение пяти недель исследователи идентифицировали вариант вируса с проблемной мутацией s-белка, который вирус использует для атаки на клетку.