«Спасибо врачам» – круглые сутки со всех баннеров и телеэкранов. Иногда с пояснениями о причине благодарности: «Спасибо врачам. Футбол вернулся». Да, ради матча «Сочи-Ростов» стоило бороться с пандемией…
Но я не про футбол.

В старом сильнейшем фильме Абдрашитова и Александр Миндадзе (Alexander Mindadze) «Остановился поезд» в маленький провинциальный город приезжают двое, журналист и следователь (их незабываемо сыграли Анатолий Солоницын и Олег Борисов). Приезжают – каждый за своей работой.
Следователь транспортной прокуратуры изучает обстоятельства происшествия, в результате которого погиб машинист поезда. А журналист, ехавший в том поезде, приезжает писать статью про героического машиниста.
Следователь обнаруживает на месте трагедии залежи отечественного разгильдяйства – инструкции нарушены, под колеса вагона, стоявшего на уклоне, не был подложен второй «башмак», скоростемер не работал… А столичный журналист знай ваяет будущую печатную полосу, пробивает инициативу установки памятника, взбивает пену…
Они живут в одной гостинице и вскоре уже ненавидят друг друга. А следователя в придачу к этому ненавидит и весь город: его работа и ее неприятные выводы мешают доминирующей патетике и оскорбляют чувства горожан.
– Подвиг, – говорит следователю журналист.- Пускай это будет – подвиг!

«Спасибо врачам», «спасибо врачам»…
Спасибо – не то слово. Шедшим в «красную зону», как герои Чернобыля, без средств индивидуальной защиты, работавшим в больницах, где не была обеспечена «зональность», платившим авралами за подлые политические фантазии высочайшего начальства, погибавшим в кадровом и инструментальном дефиците (после проклятой «оптимизации здравоохранения») в разы чаще, чем их европейские и американские коллеги…
Внутри ужасной цифры врачебной смертности в России, разумеется, спрятаны и огромные фальсификации по числу общих смертей от коронавируса, но есть и огромная доля преступного административного разгильдяйства!

Спасибо живым и мертвым, поименно.
Но спасибо на хлеб не намажешь – и уж точно, им не вернешь погибших. Погибших – в том числе по прямой вине чиновников, имена и ответственность которых никто, кажется, даже не потрудился формализовать. Ни одного уголовного дела не возбуждено, я ведь ничего не пропустил?
Ни на Путина, проспавшего смертельный вал пандемии в блошиной заботе о собственной политической вечности, ни на поганого доктора Мясникова, уверявшего в это самое время, что русского человека коронавирус не берет, ни на преступных администраторов-«оптимизаторов»…
Проехали? Живем, как ни в чем ни бывало, дальше?
Ага, – все, кроме тех, кому «положено было умереть»…

В советский город из фильма Абдрашитова хотя бы приехал следователь. Ему, конечно, все равно не дали работать, вызвали в горком партии и все там разъяснили про политическую неуместность… А уж за сорок лет мы прошли такой большой и светлый путь в сторону повального пафоса и столь же повального презрения к человеческой жизни, что мама не горюй. Никакого следствия вообще – после тысяч смертей! Наградить всех орденами Пирогова, вместе с тем же Мясниковым, до кучи, да и хорош.
«Подвиг. Пускай это будет – подвиг!»