Виктор Шендерович. Фото: YouTube

Если бы журналиста Алексей Нарышкин не было, его стоило бы выдумать. Его пост, посвященный митингу в защиту Навального, – отличный учебный материал! Когда подлость рассортирована по пунктам, это делает ее удобной для анализа. Вот и приступим.

«Волков объявил о митинге в среду вечером, – пишет Нарышкин. – Три дня для того, чтобы силовики смогли хорошенько подготовиться к задержаниям и разгонам на Манеже и в окрестностях. Браво.»

Ироническая усмешка делает усмехающегося как бы мудрее, ага. Но – не ловимся на гримасу превосходства, включаем мозг, вспоминаем суть дела.

Митинги объявляют заранее (этим они, собственно, и отличаются от теракта). Успех мирного митинга – не в неожиданности его проведения, а в числе участников. Работа полиции в этот день – обеспечить безопасность пришедших.

Понимает ли это Алексей Нарышкин? Разумеется, понимает: он же у нас не дурак. Поэтому просто выворачивает логику наизнанку – и представляет будущее полицейское месилово неотвратимым явлением природы, а организаторов митинга – провокаторами, которые специально подставляют людей под удар стихии. Оп! – и шарик под другим наперстком, а вы и глазом моргнуть не успели, не правда ли? Лучший по профессии, я давно заметил. Читаем дальше.

«Будет ли кто-то из топ-менеджмента ФБК на передовой? Сомневаюсь.»

Знает ли Нарышкин об административном терроре в отношении сотрудников ФБК? о превентивных задержаниях в дни митингов, обысках, штрафах и сроках? О том, что упомянутый им Волков, например, не может появиться на территории РФ, потому что его немедленно арестуют? Да знает, конечно. Поэтому просто вешает в воздухе прозрачный намек на трусость некоего «топ-менеджмента ФБК»…

(«Топ-менеджмент» в этом контексте – подлость воистину талантливая, ибо воображение сразу рисует нечто вроде Сечина – сытое, наглое и заведомо неуязвимое. А речь между тем идет о людях, постоянно рискующих собой.)

«А еще. Эти бравые ребята даже для галочки ничего не попытаются согласовать? Раньше как было: мы просили, нам не разрешили или предложили не то. Но мы все равно идём. А сейчас проще: мы идём.»

Прекрасно знает Нарышкин, что этот митинг не мог быть согласован. И что процесс мнимого “согласования” был бы специально затянут и запутан демагогией. И что срочность митинга вызвана смертельной опасностью и счет идет на дни. Все он знает – он же, напоминаю, не дурак. И только валяет дурака, выставляя организаторов митинга провокаторами, сознательно идущими на обострение. И – заинтересованными в побоище!

«Манежка такая же идеальная площадка, как и Лубянка 31 января. К ней даже близко никого не пустят. Центр перекроют, машины встанут, по городу весь вечер будут шатания и локальные, порой очень жёсткие задержания. (…) Кто в эти сказки ещё верит?»

В какие сказки? Разве Волков и ФБК обещали вышедшим лояльность со стороны полиции, безопасность и комфорт? Нет, разумеется. Но по Нарышкину выходит: как бы обещали, рассказывая людям какие-то сказки, вводя их в заблуждение… Вы следите за руками лучшего по профессии? Идем дальше.

Стало быть, организаторы митинга выводят людей под полицейский жесткач – зачем же? А вот зачем.

«Вне зависимости от количества участников, задержанных и покалеченных уличные активности уже в четверг будут признаны величайшей победой оппозиции.»

Итак: митинг 21 апреля затеян ради пиара, для политической раскрутки! Пазл сложился, и россияне могут прорасти в свои диваны уже с полным гражданским чувством. Спасибо Нарышкину, открыл глаза!

Никаких других мотивов протеста, кроме политической раскрутки, в голову автора поста, замечу, даже не пришло, – и это несомненная педагогическая победа всех, кто принимал участие в человеческом становлении Алексея Нарышкина.

«Берегите ваши головы, друзья», – мудро заканчивает свой пост молодой журналист.

Этот добрый совет, замечу, вошел в некоторое противоречие с альтернативным пожеланием, которое Нарышкин адресовал одному из критиков своего поста в комменте: прийти на митинг и получить полицейским сапогом по еб@лу.

Шанс получить по еб@лу действительно есть.

И его действительно можно легко избежать, не придя на митинг.

Мне кажется, это прекрасный расклад. Никто никого не неволит. Взрослые люди сами решают, что им делать в критических обстоятельствах, сложившихся в стране, а чего не делать. И как жить потом дальше, в каких ощущениях от самих себя. По мне, эти ощущения иногда стоят даже того, чтобы получить по еб@лу…

Я вспоминаю Зиновия Ефимовича Гердта, который был благодарен Егору Гайдару за то, что тот, в октябрьские дни 1993 года, позвал москвичей к Моссовету – и избавил его, Гердта, от позорного ощущения бессилия… Сказал, где надлежит быть в такой час приличному человеку!


Полицейских в те дни в Москве не было (менты попрятались, как прячутся всегда, когда неясно, кто хозяин; привет из октября 1941-го) – в те дни можно было просто погибнуть от автоматной очереди вооруженных подонков, захвативших город.

Но тысячи москвичей все-таки пришли к Моссовету…

Алексея Нарышкина, готового упрекнуть Гайдара в провокации, еще не было в профессии – впрочем, их всегда в избытке, этих аналитиков: столь же мудрых, ироничных, дистанцированных и ментально подготовленных к комфортной внутренней жизни при любом политическом строе…

Сегодня речь идет о достоинстве. Не более, но и не менее того. Все политические развилки и разногласия с Навальным остались далеко позади. Речь – о его демонстративном убийстве, которое совершается на наших глазах.

Наш массовый выход на площади и улицы наших городов может спасти Алексея Навального. Никаких гарантий тут нет, – кроме гарантии того, что невыход будет означать молчаливое одобрение этого убийства. Вот и все.

Оригинал: https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=4063702097031836&id=100001762579664