Владимир Мелихов: костоломы в судейских мантиях

Всё чаще и чаще в разных публикациях или комментариях к ним можно услышать «…37-й год возвращается…» Понятно, что это эмоциональные всплески негодования и реакция на всё более расширяющиеся со стороны власти репрессии. Но до реально происходившего в 37-м нам еще всё-таки далеко – пока на допросах не крушат челюсти, не разбивают молотком фаланги пальцев и методически месяцами не избивают, чтобы подследственный подписал признание о том, что он японский шпион. Признание, достигаемое любой ценой, с применением жесточайших и бесчеловечных пыток, являлось отличительной чертой репрессий 37 года. Их добивались костоломы следователи, а суды уже брали выбитые признания за основу и выносили приговоры.

Сегодня же если кто и вернулся в 37-й год (и даже перещеголял своих «учителей») — так это наши российские суды. Этим уже даже не нужны признания, тем более им не нужны и факты, доказывающие невиновность обвиняемого. Им вообще практически стали без надобности материалы следственного дела, т.к. теперь уже сам судья в ходе судебного расследования формирует доказательства обвинения через ложные свидетельства и искажение показаний в судебных протоколах.

Ярчайшим примером подобного судейского произвола стал приговор Константину Котову. 4 года (!!!) колонии – за то, что, выйдя из метро, не скандируя никаких лозунгов, а просто проходя по площади к памятнику Героям Плевны, он уже через 30 секунд был схвачен полицейскими и задержан.

Представленный на судебном заседании видеоролик, где очень хорошо было видно, что всё происходит именно так, судом к рассмотрению принят не был. Зато было приобщено ложное свидетельство водителя автозака, который заявил, что Котов скандировал лозунги более 5 минут (???!!!)

Нагло, бесцеремонно, бесчеловечно и бессовестно суд, попирая все гражданско-процессуальные нормы, самочинно фабрикует «доказательную» базу обвинения и тут же выносит по ней приговор. Поэтому восстановление методов выбивания признания, как это было в 37-м году, в нынешней российской реальности не требуется. Но чтобы эффект был тот же, теперь роль «костоломов» исполняют суды и председательствующие в них судьи.

Читайте также:  Как только полились бюджетные деньги, то жди поместья у руководителей

Это они сегодня крушат человеческие судьбы, калечат жизни, подвергают страданиям тех, чьих детей, мужей и отцов бросают в тюрьмы. И подобная жестокость – это не «испуг власти» (как многие утверждают) и даже не устремление власти запугать общество (как утверждают другие). Это формирование в сознании людей стойкого СИНДРОМА БЕСПОМОЩНОСТИ И НЕЗАЩИЩЕННОСТИ, который формируется, с одной стороны, наглядностью судебного произвола – последней гражданской инстанции, где человек надеется на справедливость. И с другой стороны – практически полным пренебрежением к судьбе осужденных со стороны самого общества и политически-оформленных оппозиционных сил. Шум и крики в процессе досудебного и судебного расследования, плюс пару дней после приговора – не в счет. Весь этот шум прекращается, как только осужденный отправляется в зону, за редким исключением, возможно, нескольких лиц, наиболее медийно известных.

Мне многие возразят: «А что могут в этом случае оппозиционные силы сделать? Их никто не слушает. И они никакого веса не имеют».
Не слушают, потому что говорят тихо, а веса не имеют, потому что поделились на крошечных карликов и всё продолжают спорить и грызться. За прошедшие два месяца уже десяток осужденных, столько же находятся под следствием, а оппозиционные активисты, политологи и журналисты с пеной у рта продолжают обсуждать стратегию поведения на выборах, которые уже давно представляют из себя не только фарс, но и неплохой метод выпускания пара В СВИСТОК ЧЕРЕЗ БИТВУ ОППОЗИЦИОННЫХ ЛИДЕРОВ ЗА ИМ КАЖУЩУЮСЯ ЕДИНСТВЕННО ВЕРНОЙ СТРАТЕГИЮ ПОВЕДЕНИЯ на выборах.

Нужно уже выходить из этой, довольно глубокой, колеи, которую предусмотрительно пробили российские власти для всех без исключения оппозиционных сил – борьба за выборы.
Необходимо вставать на новый путь: ПУТЬ БОРЬБЫ ЗА ЧЕЛОВЕКА, против творимого над ним произвола, против его унижения, против уничтожения среды его обитания, за то, чтобы он начал ощущать, что в обществе стала формироваться сила, стремящаяся его защитить, а не лукаво мудрствовать полит-технологическими стратегиями.

Читайте также:  Бывший глава АП А. Волошин – совладелец компании American Ethane

И эта борьба должна стать постоянно действующей основой общенациональной оппозиции в виде общегражданского движения, а не партийными тусовками и иными действиями, возникающими только в период тех или иных выборов. 20 лет (!!!) предшествующей безрезультатной борьбы – ну хотя бы чему-то должны научить.
Без жертвы нет победы. Но жертвы ради безрезультатного блуждания по кругу это не только глупость, но и унижение человеческого достоинства.

P.s. Помните такого человека – Ивана Непомнящих, которого, среди многих других, осудили в 2015 году на 2,5 года лишения свободы по «Болотному делу»? — Сколько было шума и визга, когда его судили, потом с таким же успехом забыли, когда он находился в колонии. После освобождения Иван вырвался из страны и уехал в Америку. И причина его бегства это не только страх перед системой, но и осознание полного безразличия тех, с кем он вместе желал перемен и за них боролся.

P.s.s. В первом комментарии ссылка на петицию в поддержку Константина Котова. Прошу вас, подпишите. Не стоит сейчас спорить о том, полезно это или бесполезно. Я знаю одно: когда Котов узнает, что его поддержали хотя бы несколько десятков тысяч людей, ему, пусть и на мгновенье, станет немного легче.

Петиция за отмену статьи 212.1 Уголовного кодекса РФ и освобождение Константина Котова

Комментарии

Комментарии