Утром в пятницу Д.Трамп сделал то, с обещаний чего начинал свою политическую карьеру В.Путин, – «замочил в сортире» очередного отморозка: приложившего много усилий к развитию террористических сетей на Ближнем Востоке иранского генерала Касема Сулеймани. О личности покойного и обстоятельствах его безвременной кончины уже много сказано, поэтому я остановлюсь на нескольких сопутствующих моментах.

Прежде всего стоит заметить, что устранение К.Сулеймани было произведено с соблюдением ряда формальностей и вполне открыто. США в 2019 году внесли Корпус стражей исламской революции в список террористических организаций; желание уничтожить главу его спецподразделений озвучивалось пару лет; немедленно после операции её итоги приветствовал президент, а военное ведомство подтвердило её проведение.

Мы увидели то же самое, что два месяца назад, когда американцы под носом у российских сил в Сирии убили главу самопровозглашённого «Исламского государства» (организация, запрещённая в России) Абу Бакра аль-Багдади. Учитывая длинный ряд подобного рода событий в Афганистане, Пакистане, Ираке и Сирии, стоит признать: сегодня только Соединённые Штаты способны ликвидировать международных террористов столь вызывающим образом; все прочие пытаются устранять своих врагов скрытно, отрицая участие в соответствующих операциях в случае их неудач.

Самым важным вопросом является то, было ли действие США «актом самообороны», как они утверждают. На мой взгляд, – да. Иран сегодня пребывает в экономическом и социальном упадке; его надежды на обретение ведущей геополитической роли в регионе связаны с мобилизацией шиитских меньшинств в сопредельных странах  (сегодня Тегеран активно поддерживает «Хизбаллу» в Ливане, контролирует несколько десятков тысяч боевиков в Сирии и активно «осваивает» Ирак, где поддерживаемые им шиитские повстанцы создали десятки очагов присутствия  – своего рода ближневосточного аналога «русского мира». Для США и их союзников в регионе – столь разных, как Израиль и Саудовская Аравия – подобная экспансия в равной степени опасна, и её нужно было остановить. Само место атаки – багдадский аэропорт – тоже выбрано правильно: это не то место, где следовало быть генералу, находящемуся «на страже» иранской «революции». Сигнал послан очень чёткий, но он наверняка не будет последним.

Наконец, теперь интрига состоит в том, какие последствия вызовет атака. На мой взгляд, – никаких. Заявление о том, что Иран ответит США «в нужное время в нужном месте» слишком напоминает слова со Смоленской площади о непременных «несимметричных» ответах на недружественные действия, которые мы слышим по поводу и без. Удар по Израилю или Саудовской Аравии был бы странным ответом, так как их непричастность к инциденту очевидна. Атака на американские военные базы в Заливе невозможна: Иран слишком узявим (девять электростанций производят 60% электроэнергии, восемь нефтеперабатывающих заводов выпускают почти все нефтепродукты, а один только порт на острове Харк обеспечивает 90% экспортных отгрузок – и все эти объекты могут быть в ответ уничтожены в течение нескольких часов. Сама власть аятолл не очень прочна – не зря новопреставленному пришлось недавно усмирять протесты, в которых было убито более тысячи демонстрантов  – и большой войны она явно не жаждет.

В целом я бы сказал, что президент Д.Трамп пошёл на риск, просчитав все возможные последствия. Тегеран – он в этом не одинок – давно пытается играть во внешнеполитические игры, серьёзно превосходящие его реальные возможности. И противники Ирана, похоже, понимают это намного лучше, чем его правители.

Владислав иноземцев: доктор экономических наук, директор Центра исследований постиндустриального общества для телеграм-канала «Кремлевский безбашенник».

Оригинал: https://t.me/kremlebezBashennik/10822