“Конечно, мне бы как жителю села Бужаниново было бы не очень приятно, если бы у меня под окнами по дворам, по поселку ходили лица, гастарбайтеры”, – сказал глава Сергиево-Посадского городского округа Михаил Токарев на встрече с жителями села в местной школе. Накануне он распорядился выселить из заводского общежития иностранных рабочих с местного завода

Это было сделано по требованию жителей, протестовавших против мигрантов из Средней Азии, живущих в селе. Конфликт произошел после убийства пенсионерки, в котором обвиняют двух мигрантов. Правда, они не имели отношения к тем, кто жил в общежитии.

“Осторожно, двери закрываются”

Выселение из общежития, где жили рабочие-мигранты местного завода “Экоокна”, прошло довольно быстро. В полдень рабочие, которые были на смене, потянулись домой, но очень быстро пошли обратно – из общежития на завод – с вещами.

Спустя еще какое-то время к общежитию подъехал автобус, в который погрузили мешки и чемоданы, а затем в него вошли еще несколько групп мигрантов. На вопрос, куда вас повезут, один из них грустно ответил: “На тот свет”.

“Осторожно, двери закрываются”, – еще грустней сказал другой перед тем, как автобус тронулся.

Вскоре автобус вернулся и забрал еще одну, последнюю группу. Всего общежитие покинули около 150 человек.

Вечером в понедельник перед общежитием прошел бурный митинг – местные жители требовали вывезти мигрантов, спорили и ругались с охраной. Наутро в двери здания было видно разбитое стекло.

Этот митинг был стихийным, он начался после того, как 12 сентября в поселке пропала местная жительница, 67-летняя Наталья Еремкина, а на следующий день ее тело было найдено в лесополосе рядом с железнодорожными путями у садового товарищества “Магистраль 2”.

После этого следователи задержали двух уроженцев Таджикистана – их национальность со ссылкой на Следственный комитет России раскрыл во вторник Токарев. Сейчас им предъявлены обвинения в убийстве и изнасиловании пенсионерки.

Митинг перед общежитием начался еще до того, как в понедельник в сети появилось сообщение СКР о задержании подозреваемых, чью национальность тогда еще не раскрывали (в сообщении ведомства говорилось о задержании “двоих граждан одного из соседних государств”).

Подозреваемые, которых задержали в Бужанинове, не имели никакого отношения к тем, кто жил в общежитии “Экоокон”. Об этом говорит и руководство предприятия, и местные власти.

По словам главы района Токарева, они жили на одном из участков неподалеку от поселка и строили там дом. О том, что задержанные не жили в общежитии и не имели к нему отношения, говорил и замначальника районного управления МВД Николай Голястов.

“Они нормально всегда себя вели”

Отношения местных жителей с мигрантами действительно сложные, сложности эти возникли задолго до убийства.

“Я их стрелять буду сейчас”, – заявил мужчина, представившийся Михаилом. Еще он говорил, что мигранты “заплатят всем”, хотя не верит, что задержали настоящих преступников.

На вопрос, были ли у него лично какие-то проблемы с мигрантами раньше, Михаил ответил честно: “Не было ничего, они нормально всегда себя вели”.

Пожилая женщина, которая проходила рядом с общежитием пару минут спустя, также сказала, что после убийства стала бояться мигрантов, но до этого никаких конфликтов у нее с ними не было: “Я не сталкивалась… Ну они как люди, они же и поздороваются… Я часто прохожу здесь, и ничего не могу сказать. Они сидят вот тут – и никаких нюансов со мной не было”.

А когда ее попросили рассказать, как к мигрантам относятся другие местные жители, женщина пояснила: негативное отношение есть, потому что их много: “В магазин приходишь – и как будто ты не у себя находишься, а у них”.

Об этом сказала и еще одна жительница дома, который находится рядом с общежитием. У нее также не было никаких проблем с мигрантами – но при этом она замечала, что жители поселка их не любят.

Вечером 14 сентября в селе готовился новый, второй сход, и глава района решил приехать на него, чтобы встретиться с местными жителями. Встречу, как теперь стали называть митинг, перенесли в школьный спортзал.

Разговаривать с жителями ему было непросто – в отличие от тех, с кем удалось побеседовать корреспонденту Би-би-си на улице, у людей в спортзале был готов список претензий.

По утверждению местных жителей, мигранты приставали к женщинам, обсуждали их публично на своем языке, занимали спортивные площадки, на которых играли в футбол, не давая играть местным.

На помощь главе района пришел Николай Голястов из районного управления МВД: “С 2020 года мы специально подняли статистику – ни одного обращения о притеснении, о нарушении миграционного законодательства с вашей стороны не было!”

Правда, выяснилось, что в селе нет ни опорного пункта полиции, ни участкового, поскольку оно недостаточно для этого велико.

“Вы русским людям поднимите зарплату!”

Вторая большая претензия у местных жителей – мигранты занимают рабочие места на предприятиях, соглашаясь работать за небольшую зарплату и без соцпакета. Если бы их не было, считают они, то местные смогли бы получить ту же работу за большие деньги.

“Вы русским людям поднимите зарплату – и русские люди будут так же работать! И грузчиками, и дворниками”, – сказал Би-би-си молодой мужчина по имени Андрей. Однако на вопрос, есть ли в селе безработные, он ответить затрудняется: “Не знаю, может и есть”.

Местные жители рассказали, что многие из них ездят каждый день на электричке на работу в Москву, поскольку там выше зарплаты.

На самом заводе, где работают мигранты, Би-би-си сказали, что найти работников среди местных сложно – в районе не хватает рабочей силы.

“Я в тот день до утра с ними был”

Как рассказала директор по развитию компании “Экоокна” Нина Филоненко, работа на заводе бывает физически довольно тяжелой, местные жители не всегда хотят устраиваться на такую работу.

Еще на заводе Би-би-си рассказали, что компания давно имеет дело с мигрантами, некоторые работают уже лет десять.

Большая часть живет в общежитии, несколько семейных снимают квартиры. Мигранты работают вместе с местными жителями на равных условиях, заверили в компании.

Общежитие компания купила в декабре 2013 года. Какое-то время в нем не только размещалось общежитие, но работали кружки, библиотека – и даже принимал врач.

Потом остались только помещения для мигрантов. Они там жили в больших комнатах по восемь-десять человек в одной, рассказали сами рабочие.

В компании утверждают, что их работники не могли стать источником проблем для местных жителей, и недовольство последних объясняют разницей культур и менталитета.

У погибшей женщины на заводе работала дочь, а один из рабочих-мигрантов – Фарход Нарзиев – живет на даче у ее сына Александра. Он рассказал Би-би-си, что хорошо знал Наталью Еремкину и помогал искать ее, когда она пропала.

“Я в тот день, в воскресную ночь, до утра с ними был. От Сани [сына погибшей] ни на шаг не отходил”, – рассказывает он.

Нарзиев считает, что после гибели матери его друга лично к нему отношение местных жителей не изменилось: “Со мной все нормально, “здравствуйте-здравствуйте”. Ну как бы они все меня знают, и я к ним с уважением. Ну если я в его доме живу, как же ко мне относиться? Все нормально!”

“Потенциально опасные места”

С остальными мигрантами ситуация сложнее. Во вторник днем их постарались вывезти из села как можно скорее.

“На улице, наверное, бросят”, – сказал один из них, садясь в автобус с вещами.

Токарев объяснял журналистам, что власти поступили так, пойдя навстречу пожеланиям местных жителей. Рабочих увезли в другое село, им найдут место для жизни, а владельцы завода организуют для них доставку на работу на автобусе, рассказал он.

На вопрос, не возникнет ли и на новом месте жительства такая же проблема, как в Бужанинове, глава района ответил так: “Все такие потенциально опасные места, где есть концентрация, скопление таких людей, будут поставлены на оперативный учет, и правоохранительные органы будут их проверять”.

Он, правда, не пояснил, в чем же заключалась опасность со стороны мигрантов, которые работали на заводе.

BBC