RSS

Юрий Кирпичев: в ожидании Ющенко

  • Written by:

Этот текст я опубликовал давно ‑ в оппозиционной донецкой газете «Остров». Увы, ее уже нет, как и оппозиции в России. А вспомнить о нем заставил воскресный «несанкционированный» митинг в Москве – в поддержку несчастных мусульман Мьянмы. Митинговали молодые чеченцы в спортивных костюмах и с пистолетами за поясом. Омоновцы ласково улыбались им…

Но к делу. Вот и новый приход оранжевых. Мало кто уже вспоминает оранжевую революцию 2004 года, всем как-то неловко. Ну и зря. Революция, как революция, сам вывешивал оранжевый флаг и писал листовки. То ли дело 31 октября 2003 года в Донецке — действительно стыдно вспоминать.

К полудню, помню, потеплело. Демонический Ющенко все не появлялся, напряжение спадало — и началось робкое, но стихийное веселье! Раз уж собрали народ, раз уж открыли ящики дармовой водки, раз уж оторвали от дел, так чего мерзнуть? Ну, согнали, как баранов, так ведь тип подозрительный? Подозрительный. Продал Украину американцам? Обязательно продаст! Фашист? Бандеровец. Так встретим его народным гневом!

Уже не нужно было подогревать энтузиазм патриотическими лозунгами и записями песен о героическом Донбассе, не нужно было напоминать, что без команды расходиться запрещено, и что в автобусах будет перепись поголовья. Это при советской власти можно было закосить от демонстрации. Сейчас — исключено. Народ сам чувствует степень своего холуйства, своей зависимости — и ведет себя соответственно.

Оказалось, что магазины в этот исторический день работают! Озябшие стоять с семи утра, в предвкушении Виктора Андреевича, мужики проявили активность в смысле выпивки — не все, однако, польстились на дармовую — и вскоре лихие рыночные дамы и девицы уже вовсю отплясывали на ухоженном газоне перед бывшим обкомом партии, высоко задирая юбки и выкрикивая похабные частушки. Я как раз вернулся из аэропорта, ездил полюбопытствовать, как Донбасс встречает самого красивого мужчину Украины.

Готовились основательно. Сын Януковича трудился в рекламном агентстве, которому чудесным образом обломилось до восьмидесяти процентов донецких бигбордов — и все они были задействованы. Виктора Андреевича представляли то в виде ковбоя, скачущего верхом на Украине под аплодисменты Дяди Сэма, то в черной эсэсовской форме, со свастикой на рукаве — и увешали все улицы соответствующими лозунгами и транспарантами. Фашизм-нашизм, мол, не пройдет, Донбасс никто не ставил на колени, трудящиеся гневно против, и тому подобное. Масштабно готовились! Но основные события развернулись в день приезда.

В аэропорт автобусов подогнали немного, штук двадцать, то есть народу подвезли не более тысячи, но зато народу подготовленного, активного, даже агрессивного. Напрасно будущий президент пытался пробиться в город! Зал был заблокирован мордоворотами с характерной, и уж никак не шахтерской внешностью, а выход для особо важных персон попросту заварили сваркой! Пробираться огородами Ющенко счел недостойным, и я спокойно вернулся на центральную площадь. А поводы для беспокойства были.

Толпа бушевала, но, кроме визга и мата, ждать от нее было нечего, а вот за обкомом, рядом с городским начальством и милицией, стояли шеренгами ребятки с бритыми головами и в спортивных костюмах. Их инструктировал такой же бритоголовый хозяин привокзального рынка, поставленный известно кем. К нему подбежал милицейский полковник и, почтительно выслушав указания, умчался исполнять. Между прочим, только с того рынка на площадь привезли под роспись по человеку от торгового контейнера, а это более двух тысяч. А другие рынки? А «Киев-Конти» Колесникова? А школы и университеты? Автобусы подъезжали один за другим и заняли весь бульвар Пушкина. Но шли и пешие колонны, с флагами и мегафонами, все как полагается.

Бритоголовые ребятки могли устроить в толпе любую провокацию, их к этому готовили, поэтому я и успокоился, узнав, что Ющенко в город не вырвется. Помнится, это удалось только Червоненко. Но в арендованный им дворец молодежи «Юность», где планировалось провести чуть ли не съезд «Нашей Украины», его попросту не пустили — как раз такие, в спортивных костюмах.

Дармовая водка — это хорошо, но ведь еще ее изобретатель Менделеев предупреждал о необходимости закусок! Вскоре многих, пляшущих на обкомовском газоне в самом центре столицы Донбасса, потянуло в латвийский город Ригу. Не знаю, бывал ли сам Дмитрий Иванович в Риге, но то, что донецкому газону досталось изрядно, подтвердят все мои земляки, стоявшие тогда на площади. А может и не подтвердят… В Донецке народ правильный.

Впрочем, одной только Ригой дело не ограничилось. Свезти и согнать десятки тысяч быдла хозяева жизни сумели, а вот биотуалетами не озаботились. И опыта еще не было, и культуры. Не знаю, как сейчас, но и через год, во время оранжевой революции, история повторилась. Голубые контрреволюционеры разбили на той же площади Ленина свой палаточный городок — в пику киевскому Майдану — и жители центра проклинали судьбу, так загадили их дворы и подъезды борцы с оранжевой чумой.

Во втором часу стало ясно, что город отстояли, дали, значит, отпор и начали помаленьку расходиться и разъезжаться. Массы робко осведомлялись, когда же можно отметиться? Но свою задачу народ уже выполнил и снова стал не нужен. До следующей мобилизации. Осенью 2004 го, точно так же, под расписку, собирали мужиков на рынке, подгоняли уже не только автобусы, но и поезда — и на Киев! Только не подумайте, что бедный народ так уж страдает под гнетом местных олигархов от криминала. Ничего подобного! Это и удивляет.

В премьерство Ющенко стала оживать экономика, а Тимошенко добилась невозможного — в Донбассе стали платить зарплату. Кстати, о донецкой гордости: жители западных областей уезжали на заработки в Европу, а наши шахтеры годами опускались под землю голодные! Но на встречу с Ющенко — кандидатом в президенты, народ шел с чувством искреннего гнева. Шел защищать свои интересы. Какие? Черт его знает. По-моему, Донбасс действительно никто не ставил на колени. Он как стоял, так и стоит, пардон, раком.

Вот и в Киев все ехали суровые и мужественные, сознавая ответственность за судьбу края. За год, ни на чем, в сущности, не основанный, гнев на Виктора Андреевича перерос в настоящую ненависть. Матери провожали сыновей и напутствовали их в том смысле, что надо показать этим западенцам и киевлянам, где раки зимуют. Там, в Киеве, правда, народ понимал, что роль ему выпала дурацкая, поэтому просто гулял и пил водку, благо денег хватало. Но на этих и не рассчитывали и не баловали, 50 гривен в сутки и все. Возили в столицу и пару эшелонов ребят в спортивных костюмах, тем уже давали по двести. Набрались опыта и в 2006–2007 годах легко оккупировали столицу. А, в общем, патриотичный в Донбассе народ. «Конечно, бандиты, — говорит он про своих вождей — но ведь наши бандиты!»

Да… Вернулся я тогда, 31 октября, домой, настроение мерзкое, выпил водки и постарался все забыть поскорее. А через две недели поехал к дочери в Нью-Йорк, походил по музеям, по городу, к людям присмотрелся, к нравам. Большой все же контраст, большая разница. Нет, не в уровне жизни дело, это наживное. В ином.

Юрий Кирпичев

Комментарии

Комментарии