Юрий Моша. Глава компании "Второй паспорт"

Арест Михаила Абызова, а вслед за ним серия обысков и арестов среди ТОП-менеджмента госкорпораций и региональных правительств заставила задуматься о том, что вслед за менеджерами среднего звена и перспективной молодежью из России опять начнут уезжать так называемые «золотые мигранты» – люди с миллионными суммами на счетах. Грозит ли таким людям выдача обратно в Россию, что пришло на место инвестиционных виз, и почему Абызов не обратился за политическим убежищем – об этом и другом в интервью руководителя компании «Второй паспорт» Юрия Моша.


Новая волна арестов чиновников в России подтверждает пословицу о том, что в этой стране «от суммы и от тюрьмы» зарекаться нельзя. Приведет ли это к новой волне эмиграции?

Моша: Конечно, приведет. Мы это знаем по своему миграционному бизнесу, коему уже 8 лет. Как только громкий арест – те, кто сомневался, начинают уезжать, убегать, собирать чемоданы. Однозначно народ поедет в страны, которые не выдают. Это Великобритания и США. С Европой сложнее – зависит от конкретной страны.

Прибалтика меньше выдает граждан России по запросу о международном розыске. Такие страны как Испания или Италия  – легко выдают. Нужно отталкиваться от отношений между странами, зависимости от России, политических вопросов.

В мире усиливаются антироссийские настроения, золотые визы отменяют. Какие варианты есть у тех, кто хочет выехать из страны при наличии денег?

МОША: Какие-то визы отменяют, какие-то нет. Если мы говорим о политическом преследовании или неправомерном уголовном деле, то однозначно нужно делать убежище. Потому что согласно уставу Интерпола, они не должны преследовать политических беженцев. К сожалению, это правило не всегда соблюдается. И мы знаем, что вице-президент Интерпола – это российский чиновник, который чуть не стал президентом этой организации. В некоторых случаях, человек всё равно может быть арестован. Но есть определенные рычаги влияния, как сделать так, чтобы Интерпол убрал тебя из розыска, если ты получил убежище.

Если уголовного дела нет, но человек не хочет жить в России, опасаясь, что рано или поздно оно появится, тогда можно рассмотреть другие программы. Например, через те же инвестиции. Да, в Великобритании отменили, а в Испании нет. Программы в Америке и Канаде не отменены. Здесь нужно определиться – что человек хочет, какую страну или несколько стран,  и брать консультации эмиграционных адвокатов, что этому человеку конкретно подойдет.

Какие гарантии того, что российских предпринимателей не выдадут?

Это вопрос страны и отношения этой страны с Россией. Есть страны, которые никогда не выдают, за редчайшим исключением. Понятно, что если это преступник, который украл кучу денег и  убил людей, и об этом станет известно, так что все поймут, что у него фейковый кейс на убежище, то его депортируют. Хотя и это в США и Великобритании происходит редко. Надо смотреть практику. Нанимать адвоката и смотреть, как страна выдавала последние годы. Не надо считать, что ЕС – это один закон. Каждая страна принимает свои решения. В области экстрадиции и депортации у каждой страны свои правила.

Много говорили о списке Титова. Кто-то вернулся? Какова их судьба?

В СМИ можно почитать о нескольких людях, которые вернулись. Но не у всех из них закрыли уголовные дела. Потому малая часть вернулась. Я стоял у истоков формирования предложения Титовым, знаю, кто занимался этим списком в США и Великобритании. Считаю, что это такая политическая афера. Знаю несколько предпринимателей, которые в этот список вошли. И они говорят, что хотят, чтобы закрыли их дело, но не хотят возвращаться. У некоторых есть обстоятельства – например, пожилые родители, которые болеют – тогда возвращаются. Большая часть хочет закрыть уголовное преследование, когда понимает, что его дело политическое. И если бы так произошло, то любой бы согласился войти в этот список. Но я этому списку не верю. А кто-то поверил.

Арестованный Абызов – почему не обратился за защитой, на какое убежище мог претендовать?

Люди масштаба Абызова не подозревают, что такое даже может произойти. Им кажется, что денег у них столько, что они могут все решить и купить. Чем выше крыша, тем больше самоуверенности. Человек был уверен, что вот слетает он на ДР и вернется на свою виллу в Италию. У него первая жена – гражданка США, и он мог попросить убежище. Но он хотел быть везде, и недооценил, что не все так открыто, что он был в разработке. Просматривая сроки у других неугодных губернаторов, видно, что Путин не всех арестовывает. Абызов где-то оступился, ему не простили. Глупость совершил, что поехал назад. После этого многие будут внимательнее.

Абызов – обычный коррупционер. И столько вилл не может иметь даже министр. Если бы так было с каждым в окружении Путина, то можно было бы похлопать. Но выбирают избранных. Это не система, это разовая чистка, когда не поделили деньги из своего же котла. Абызов мог бы попросить убежище, и не факт, что его бы дали. Потому что американцы тоже бы спросили – откуда деньги.

Правда, есть такая вещь как вербовка. Иногда американцы понимают, что да, это преступник, он воровал. Но  человек меняет Россию на США, и ему дают убежище, а за это просят сливать информацию. Надо вспоминать фильм «Шпионский мост», и помнить, что иногда на что-то закрываются глаза, чтоб получить информацию.