Зачем Эрдогану «Триумф»?

«Турция должна сделать выбор: она хочет оставаться критически важным партнером в самом успешном в истории военном альянсе или рискнуть безопасностью этого партнерства из-за таких недостаточно взвешенных решениях, которые подрывают наш союз» — так 3 апреля 2019 года вице-президент США Майк Пенс прокомментировал приобретение Анкарой российских зенитно-ракетных систем С-400 «Триумф». Этот комментарий американского политика был довольно символичным, ведь он прозвучал во время официальных мероприятий, посвященных 70-летию НАТО в Вашингтоне. Кроме заявлений Соединенные Штаты сделали и довольно конкретные практические шаги: приостановили поставку в Турцию оборудования для истребителей F-35. Ранее во время слушаний в Конгрессе США министр обороны Патрик Шанахан заявил, что Турция нужна Америке в качестве партнера в программе F-35, но только при условии, если Анкара приобретет американские комплексы ПВО Patriot.
Турецкая сторона отреагировала несколько неоднозначно. С одной стороны, министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу заявил, что российский ЗРК не представляет угрозы для вооружения и военной техники США или НАТО. При этом он напомнил, что Анкара даже пригласила представителей Соединенных Штатов принять участие в технической рабочей группе, которая может это легко проверить. Кроме того, заверил партнеров по Альянсу, что С-400 не будут интегрированы в объединенную систему ПВО НАТО.

Зачем Турции российские комплексы С-400?

По официальной версии Турции, российские системы ПВО будут предназначены именно для защиты от угроз со стороны курдов и исламистов, а также от последствий конфликтов в соседних Сирии и Ираке. Пока нет официальных сообщений о том, что на вооружении в курдских повстанцев является тактическая и стратегическая авиация или крылатые баллистические ракеты.Хотя страна действительно претерпела несколько ракетных атак со стороны террористических группировок, которые находились на севере Сирии. В 2016-м в результате ударов погибло около 20 гражданских лиц. С недавних примеров — в января 2018 года турецкий город Килис снова был обстрелян со стороны Сирии, но для нанесения удара было использовано три снаряда, от которых пострадало только два дома и один магазин. Масштаб разрушений и число пострадавших могут примерно свидетельствовать о том, какие были использованы боеприпасы. В большинстве случаев речь идет о РСЗО, что подтверждено и турецкими военными, отчитывались об уничтожении пусковых установок типа советской «Катюши» (БМ-13), принадлежавших «ИГИЛ». Вряд ли с такой угрозой можно бороться с помощью С-400.
Впервые турецкая сторона заявила о возможности закупки российского вооружения в конце 2016-го, спустя год после известного инцидента со сбитым российским самолетом Су-24, который очень повлиял на двусторонние отношения между Анкарой и Москвой. Такое приобретение вписывалось в тогдашнюю турецкую политику сближения с Россией в знак примирения и ухудшение отношений с западным миром из-за отказа выдать Фетуллаха Гюлена, которого Анкара считала организатором переворота в 2016 году. А уже в следующем году появилась уже конкретика: в августе президент Турции Реджеп Эрдоган официально подтвердил подписание соглашения и осуществления платежа, речь шла о контракте в размере $ 2500000000. Это произошло на фоне многочисленных предупреждений и предостережений со стороны Соединенных Штатов, руководства НАТО и европейских стран, в частности Германии.

В то же время Америка настаивала на своем варианте — ЗРК Patriot, который хотя и используется многими членами Альянса, но дороже российского аналога. Так, в декабре 2018 Агентство по сотрудничеству в сфере безопасности и обороны (Defense Security Cooperation Agency, DSCA), являющаяся подразделением Министерства обороны США, получило официальное разрешение на продажу Турции систем Patriot в ответ на запрос Анкары. Речь идет о 80 ракет MIM-104E и 60 ракет PAC-3 MSE, а также радары, электростанции, ряд вспомогательного оборудования, запчасти и обслуживание. Стоимость американской системы, по сообщению DSCA, составляет $ 3500000000. Это в очередной раз подчеркнул Эрдоган 5 апреля этого года, сказав, что США не смогли предоставить привлекательного предложения, чем Москва. Хотя пока Турция не отказывается окончательно от американских ракет. Западная пресса подчеркивает, что развертывание российской системы в Турции может иметь определенные негативные последствия: она несовместима с американскими и европейскими аналогами, которые стоят на вооружении в других странах — членах НАТО. Включить это вооружение в общую систему ПВО Альянса политически нецелесообразно и технически сложно. Второй момент: продажа комплекса ПВО — это не только непосредственно ракеты. Речь идет и о сервисном обслуживании и ремонт, подготовку военных, учебные пуски и тому подобное. Все это могут делать только представители производителя — российского НПО «Алмаз», а также представители ВС РФ, что открывает доступ российских спецслужб к военным объектам второй крупнейшей силы в НАТО и создает дополнительную политическую зависимость Анкары от Москвы. Третий вероятный момент: не следует исключать наличие скрытых «закладок» в российском оборудовании, которое Кремль может использовать для перехвата чувствительных данных. Четвертый риск политический, ведь такое приобретение Анкары и особенно ее принципиальная позиция по этому вопросу, не исключено, будут стоить стране членства в Альянсе, на что уже успели намекнуть в Вашингтоне.

Впрочем, очевидно, что за декларируемым Анкарой желанием приобрести комплексы С-400 «Триумф» кроются вовсе не военные причины. Дело в другом — это часть сложной игры Эрдогана, который уже практически не скрывает, что стоящая перед ним цель -это возрождение Оттоманской империи.

Комментарии

Комментарии