Закон Omerta

Минюст запретил заключенным ругаться матом (а это и раньше было административным правонарушением) и ИСПОЛЬЗОВАТЬ ЖАРГОН! Т.е. пользоваться, говоря научным языком, “криминальным арго”, а говоря языком малых сих, “ботать по фене”… Не говоря уже о невиданном просторе для доносов и фабрикации обвинений, это – невиданное новшество в языковой практике. Цари запрещали говорить по-польски, по-украински или по-армянски… Коммунисты запрещали иврит. Но запретить исконно народный* язык, которым пользуется 2/3 населения, охваченные в той или иной степени влиянием криминальной субкультуры – это фантастика… Вообще, существует поверье, что в России правитель падает, когда он трогает евреев и русский язык. Евреев опасливо избегают и даже рекламируют по телевизору, счастливые, что они нынче в “прекрасном далеко”. Но вот рвение родить нечто вроде “Русский мир и вопросы языкознания” – это уже предчувствие политического “дыхания Чейна-Стокса”.

Криминальная среда – это слои носителей квазитрадиционалистского “догосударственного” сознания. В СССР сформировалось две контркультуры, оппозиционные нормативной совковой – интеллигентская и криминальная. В последние годы СССР появилась еще и молодёжная контркультура. Но в стране, где сидящие были в каждой большой (трёхпоколенной) семье – у интеллигенции по одной причине, у простых людей – по другой, запрет фени – это смачный плевок в народную душу.

оригинал – https://www.facebook.com/ihlov.evgenij/posts/1242210155794140

автор – Евгений Ихлов

Комментарии

Комментарии