RSS

Александр Хоц: Человек, желающий выходить на «несогласованные» демонстрации из принципиальных соображений, не должен быть связан финансовыми обязательствами перед полицейским государством

О солидарности.

Борис Акунин высказал верную и очень актуальную идею, которую я предлагал в «своём кругу» ещё несколько лет назад.

«Задержаны сотни людей. (Пишет Акунин на «Эхе») Сейчас суды начнут наказывать их большими штрафами. А там, судя по съемке, много совсем молодых ребят, студентов. Можно ли создать некий общественный кошелек для выплаты этого «налога на свободу»? Если кого-то арестуют — то и для постоянной помощи. Уверен, что многие поучаствовали бы в этой акции солидарности».

В наших условиях, где в акциях участвует не самая зажиточная часть населения, важно, чтобы финансовая удавка, которую накидывают карманные «суды» на активистов — не работала.

Что значит для студента (да и любого среднего человека) 20 тыс. штрафа по статье 20.2, часть 2 — за участие в «несанкционированной акции» после каждого задержания? А если это несколько акций в год?

Ясно, что многотысячные штрафы — способ снизить протестную активность. Именно в кризисный период актуальность такой помощи будет только возрастать. Уверен, что фонд взаимопомощи должен рано или поздно появиться — и он появится.

Человек, желающий выходить на «несогласованные» демонстрации из принципиальных соображений, не должен быть связан финансовыми обязательствами перед полицейским государством, против которого он и выходит протестовать.

Что касается ЛГБТ-активистов, то я и сам с удовольствием платил бы 200-300 рублей каждый месяц в такой фонд (если бы он существовал), имея в виду, что в случае задержания мне тоже не пришлось бы выплачивать 20 тысяч в кассу режима, нарушающего мои права.

Кстати, «висящий» с 2013 года на мне штраф (пусть я и не выплачиваю его по принципиальным соображениям), всё же — не последняя причина, о которой я подумаю, выходя (или нет) на новую «несогласованную» акцию. При выезде за границу не выплаченный штраф имел бы ещё бОльшее значение.

С другой стороны, дело не только в деньгах. Кроме финансовой удавки, есть и другие соображения, по которым затея «достучаться» до мозгов и совести «путинского большинства» — сильно смахивает (с некоторых пор) на метание бисера перед свиньями. С началом «крымнашизма» это «большинство» просто перестало существовать — как субъект диалога. И не только для меня.

Причины спада ЛГБТ-активизма (каким он существовал ещё несколько лет назад) — видятся не только в том, что многих моих друзей выдавили из страны, а кто-то просто уехал (и правильно сделал). Не только в смене «повестки дня». С началом «патриотической» истерики потерян моральный, легитимный адресат наших акций, — которому нужно что-то доказывать, которого надо просвещать или строить планы социального диалога.

Любая акция ЛГБТ — часть социальной стратегии и непременно диалога.

Такого народа, большинства или общества в России сегодня просто нет. Вместо него — пустота. Во всяком случае, пока.

Но ситуация подвижна. Вменяемость к нам может и вернуться. (Какой бы фантастикой это ни выглядело). Тогда и возникнет тот легитимный субъект («мы, народ»), которому не «западло» хоть что-нибудь доказывать и что-то объяснять, выходя на улицы.

Уверен, что наличие фонда взаимопомощи могло бы помочь участникам протестов, могло бы повлиять на активность людей, готовых требовать свободы собраний от режима, облагающего 31-ю статью Конституции судебно-полицейской «данью».

Молодая часть страны не должна оставаться один на один с режимом, запускающим руку в её права и её карманы.

Так что, спасибо Акунину за идею.
оригинал — https://www.facebook.com/alexandr.hotz/posts/889733951166285

автор — Александр Хоц

Комментарии

Комментарии