RSS

Америка жмет на газ: взгляд из Литвы

  • Written by:

Знаковое событие произошло на мировом рынке энергетики. 12 января от терминала Sabine Pass (штат Техас) отчалил танкер “Asia Vision” с первой партией экспортного сжиженного газа (СПГ) из США. Он направился к берегам Бразилии, куда по заказу национальной госкомпании Petroleo Brasileiro SA его продала корпорация Cheniere Energy. Это стало возможно после того, как  в декабре 2015 года Конгресс США снял действовавший в течение 40 лет запрет на экспорт нефти и газа.

Asia-Vision

Экспертное сообщество расценило этот эпизод как «смену правил игры», имея в виду, прежде всего, Старый свет и Газпром. По прогнозам Deutsche Bank, в течение ближайших десяти лет США можеть догнать российского монополиста по поставкам газа в Европу. А по оценке Goldman Sachs, уже в течение двух лет американские поставки могут снизить цены на СПГ на 25%.

В том же день Cheniere Energy назвала и два первых европейских адреса, куда поплывут ее танкеры: Дюнкерт (Франция) и Клайпеда (Литва).

Однако Вильнюс на эту весть отреагировал довольно сдержанно. Гендиректор госкомпании Lietuvos energija Далюс Масюнас назвал этот день «историческим». Но в том лишь смысле, что американский прорыв в Европу ударит по ценам Газпрома. Однако, пояснил, что пока о поставках СПГ из Америки в Клайпеду речь не идет, так как он «не подходит». СПГ Литва уже получает из Норвегии. Соответствующий договор со Statoil подписан ведь еще в августе 2014. А в конце января с.г. он был продлен еще на пять лет, и условия его был изменены.

Statiol ближе

В Литве Statiol обжился уже давно и основательно. Его розничная сеть лидирует здесь. Однако первая сделка со нимl на поставки СПГ оказалась очень неудачной для Литвы. Во-первых, она была подписана на пике нефтяных цен, с которыми были повязаны газовые. И они вскоре обвалились. Если в августе 2014 баррель Brent стоил выше 100 долларов, то в конце 2015 уже ниже 45. А ведь при этом контракт был заключен на пять лет. Зато Газпром существенно снизил цену, и на протяжении всего года его газ был дешевле.

Поэтому СПГ не пользовался популярностью, и образовались нереализованные излишки. Положение поправилось после того, как 19 февраля с.г. стороны договорились пересмотреть договор. По новому соглашению, заключенному от имени Литвы предприятием Litgas, годовая норма поставок была снижена с 540 до 350 млн. куб.м., и была изменена формула цены, сблизившая ее по транспортной составляющей с трубой. По словам премьера Альгирдаса Буткявичюса, это дает экономию в годовом исчислении в 25,5 млн. евро. В результате прогнозируется, что цена газа снизится с 29 евро за магаваттчас до 16-21, и станет конкурентной с газпромовской.

Простая арифметика свидетельствует об историческом переломе в торговле с Россией: доля Газпрома впервые уступает альтернативной. Диверсификация по газу стала свершившимся фактом!

Statoil, при этом, в накладе тоже не остался. Ее коррекция вполне соответствует общемировому тренду. Во первых, Litgas продлил контракт еще на пять лет – до 2023 года. Во-вторых, сокращение поставок по этой линии с лихвой компенсировалось двумя дополнительным сделками: с госкомпанией Lietuvos dujos tiekejas (LDT) и предприятием Achema. Соответственно на 300 и 700 млн. куб. м. в год. Оба этих предприятия прежде покупали газ только у Газпрома. Это значит, что если исходить из прогноза о снижении потребления газа в Литве в этом году до 2 млрд. куб. м., то простая арифметика свидетельствует об историческом переломе в торговле с Россией: доля Газпрома впервые уступает альтернативной. Диверсификация по газу стала свершившимся фактом!

Химкомбинат Achema.(азотные удобрения) является крупнейшим потребителем газа в Литве. На его долю в этом году придется 1,2 млрд. куб. м. Он всегда был любимчиком Газпрома, имея преферентную цену. Но на этот раз предпочел со Statoil, что явно свидетельствует о преимуществе в цене. LDT совершил краткосрочную спотовую сделку (до октября с.г.), и он тоже утверждает, что она выгодна.

Сокращение спроса на газ – тоже часть европейской тенденции. В Литве она особенно заметна: ведь еще в 2012 году страна поглотила 3,3 млрд. куб. м. Это объясняется тем, что помимо общих факторов — рецессия, рост альтернативной энергетики, экономия энергопотребления и т.п., есть и одна важная специфическая причина. Дело в том, что после закрытия Игналинской АЭС здесь возникла альтернатива: производить ли электроэнергию на своих резервных мощностях обычных ТЭС? Или импортировать через энергобиржу? Простой подсчет показал, что себестоимость собственной энергии на физически и технологически устаревших ТЭС убыточно. Поэтому львиная доля ее теперь закупается на стороне. Соответственно запрос на газ со стороны одного из важнейших нго потребителей -электростанций — упал почти в три раза.

Сокращение спроса на газ – тоже часть европейской тенденции

В Литве очень довольны этой серией контрактов. Lietuvos energija уже объявила, что с 1 марта цена на газ для бизнес-клиентов снижается на 16%. И прогнозирует к середине года падение ее для гражданских лиц на 10%.

Сухой и жирный газ

Что касается американского СПГ, то разъяснение на сей счет последовало следующее: он технологически не годится для литовского газового оборудования. Гендиректор „Litgas“ Доменикас Тучкус разъяснил журналистам, что природный газ по химическому составу дифференцируется на жирный и сухой. Признаком и мерой различия является количество тяжелых углеводородов — нептана, пропана и бутана, содержащихся в нем (их еще именуют «газовый бензин»). Жирным считается обычно тот, в котором их содержание достигает 4 литров и более на 100 куб.м. Такой газ характерен¸ в частности, и для американских месторождений. Российский и европейский (норвежский, голландский) газ преимущественно сухой.

Насколько весом этот аргумент – не берусь судить. Некоторые специалисты говорят, что это похоже на отговорку, поскольку оборудование поправить – не вопрос. Во всяком случае, всплыл он лишь совсем недавно, хотя разговоры об американских поставках велись еще до того, как начали строить терминал СПГ. Да и переговоры с норвежцами стартовали не вчера, а еще за два года до первого контракта. И заключен он был, исходя из двух аргументов: потому что это гораздо ближе и дешевле по транспортировке. И потому, что неизвестно было, когда же Америка начнет свой экспорт. Кстати, ситуация была действительно безальтернативна: если б не контракт со Statoil, терминал бы простаивал минимум год после сдачи в эксплуатацию(декабрь, 2014).

Поэтому переговоры, которые велись во втором полугодии с американской Cheniere Energy,.носили скорей ритуальный, нежели деловой характер. При этом американская сторона также не скрывала своего скепсиса в отношении контракта. Ее директор по продажам Елена Висден говорила в ноябре 2015:

«Может кого-то это и разочарует, но геополитика — не наше пространство… Балтийский рынок мал, а потребность в газе на нем снижается. Ваш рынок стал бы приемлемым, если бы все три балтийские страны договорились о совместной эксплуатации СПГ», — ваш рынок станет подходящим».

Увы, пока не договорились. На Польшу рассчитывать тоже не приходится- она строит свой, конкурентный. Среди возможных покупателей рассматривается Украина. Но связь с ней осложняется геополитическим фактором: для этого требуется добро Белоруссии на использование ее трубы. Пока этот вопрос не решается. Впрочем, этой отдельной темы мы коснемся как-нибудь отдельно…

Спешить медленно

Танкер, доставивший 70 тыс. куб. м. СПГ для новых заказчиков, прибыл 16 февраля — в День восстановления государственности Литвы. Это позволило министру энергетики Рокасу Масюлису подлить пафоса: «Он (ред:танкер) имеет отчасти и символическое значение, так как приплыл в День Независимости, и это является доказательством того, что мы уже можем обеспечить себя газом и без Газпрома», — заявил он..

«В эти дни уже можно быть убежденными, что мы не только достигли энергетической независимости, построив терминал как объект, но и в том, что создали реальную инфраструктуру и имеем все необходимые условия, чтобы литовские потребители энергоресурсов были обеспечены по законом международного рынка», — вторил ему Мантас Бартушка, руководитель „Klaipėdos naftа“- оператора терминала СПГ.

Однако, при всем притом литовцы вовсе не спешат рвать с Газпромом и оставляют пространство для маневра. О том, что они вовсе не страдают политической одержимостью, свидетельствует ставка не на Америку, а на Statoil, которая, по всем признакам, «всерьез и надолго». То есть, политическая лирика – одно, а в конечном итоге побеждает деловой расчет. Вполне возможно и даже – скорей всего, какое -о соглашение будет подписано и с американцами. В том-то и есть смысл затеи с диверсификацией, упорно и последовательно осуществлявшейся на протяжении всего периода государственности Литвы, чтоб торгуя, иметь возможность торговаться . И сегодня уже можно с твердыми резонами утверждать – она этого добилась.

Владимир СкриповВладимир Скрипов

Comments

comments

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v