RSS

Что принесет Европе резолюция о независимости Каталонии?

  • Written by:

Каталония под желто-полосатым

Нынешняя неделя началась с новости, которая, без сомнения, стала самой важной для Европы. Каталония – страна Сальвадора Дали, Антонио Гауди и знаменитого футбольного клуба «Барселона» подала на развод. 9 ноября парламент автономии 72 голосами против 63-х утвердил резолюцию о создании независимой республики.

manifestacion-por-la-independencia-de-cataluna_560x280

Чуть подробнее

Практически это означает, что в ближайшие 18 месяцев будут формироваться различные государственные структуры и должен быть написан текст новой Конституции. Сделать это не так уж сложно, учитывая то, что после обретения в 1979 статуса автономной области регион уже имеет важнейшие атрибуты государственности: флаг, герб, национальный язык в статусе официального с преподаванием его в школах и вузах,  парламент, правительство (женералитет), широчайшие прерогативы в сферах культуры, экологии, общественной безопасности. Более того, в СМИ проходила информация, что женералитет начал готовиться к государственному строительству заблаговременно. Еще летом он составил своего рода «дорожную карту»- перечень законов и уложений, касающихся создания своего Центробанка, налоговой системы и др., приступил к работе над текстом Конституции.

Резолюцию внес Рауль Ромева, лидер коалиции Junst per Si (Вместе за «Да»), получившей на недавних региональных выборах(27 сентября) 62 мандата в местный парламент. Еще 10 мест, обеспечивших успех, добавила другая партия сепаратистов – созданная в 1982 году «Кандидатура народного единства» (CUP). Остальные места распределились между четырьмя партиями, из которых лидировали Ciudadanos («Граждане») — 25 мест, и Partido de los Socialistas de Cataluña —  («Партия социалистов Каталонии) — 16 мест. Ну, а сами выборы по существу сыграли роль плебисцита, так как проходили они под желто-оранжевыми флагами Каталонии. Об их исключительном значении говорила и избирательная активность, беспрецедентная с 1980 года явка 75,5%.

При всей важности для Европы, событие это было вполне предсказуемо.

Навязчивая идея

Истоки каталонского сепаратизма очень глубоки. Для этого надо вспомнить, что Испания как романское государство, начиналась с Севера — с Каталонии и Арагона, объединившихся в XII веке в Арагонское королевство, присоединившее затем Кастилью и Леону. В составе этого могущественного союза Каталония находилась вплоть до 1714 года, когда на испанский престол взошел Филипп V. Это означает, что весь период средневековья и начала нового времени существовало такое географическое понятие как Каталонские земли, которые включали в себя территории, далеко выходящие за современные границы Каталонии. Помимо того,оно охватывало часть Арагона, Валенсию, Балеарские острова, французские области Россейон и Сев. Пиренеи, часть Мурсии и даже город Альгеро на Сардинии. Каталанский язык ошибочно считать смесью испанского с французским. Любой серьезный лингвист скажет, что это вполне самостоятельное производное от латыни. И если уж он что-то и напоминает, то скорей итальянский или неаполитанский. На этом языке в 15 веке языке разговаривали философы, и только после того, как стал господствовать Мадрид, он сохранился лишь на уровне простолюдинов.

Все эти исторические фишки веками питали самосознание каталонцев обидами на испанцев, подкармливали стремление сохранить самобытность и разжигали сепаратизм. Впервые он оформился в 40-х годах 19 века и, в конце концов, привел к обретению автономии в 1932. В благодарность каталонцы героически воевали в период гражданской войны на стороне республиканцев, за что при Франко были ее лишены. В конце 70-х автономия была восстановлена. Казалось бы, демократическая Испания дала им все, о чем только можно желать. Но главное желание осталось: Каталонская республика.

Новый всплеск начался в конце 2000-х. С 2009 в Каталонии непрерывно проходят мини-референдумы в виде массовых опросов. Цифры для Мадрида пугающие: сторонников отделения – до 90%. В сентябре 2012-ого регион с населением в 7,5 млн. потрясли манифестации, в которых приняли участие более миллиона человек, а в ноябре на местных выборах побеждают сепаратисты и принимают «Декларацию о суверенитете». С этого момента стало ясно, каким станет следующий шаг.

Примечательно, что незадолго до выборов 2015 года лагерь сепаратистов пополнил сам глава каталонского правительства Артур Мас. Его партия «Демократическая конвергенция Каталонии» порвала с «левыми республиканцами Каталонии и влилась в альянс «Вместе за «да».

Почему сейчас?

В том, что события обрели столь драматический характер, некоторые политологи обвиняют нынешний кабинет Мариано Рахойя, возглавивший его после победы испанских консерваторов – Народной партии в 2011 году. Мол, повел себя в отношении каталонцев грубо-высокомерно, не нашел общего языка с населением и элитой, аннулировал решение тамошнего парламента о проведении референдума в 2014, а его военный министр Педро Моренас даже пригрозил кулаком.

Однако, полагаю, что в этот раз все это имело второстепенное значение. Основным же толчком к развитию событий послужил экономический кризис, больно ударивший по испанской экономике.

Полагаю, что в случае с Каталонией мы наблюдаем типичную мотивацию «бунта благополучных», не желающих «кормить сирых». Регион этот, небогатый ресурсами, впрочем, как и Страна Басков, в течении длительного времени демонстрирует более эффективную экономику, нежели страна в целом. Располагая 16% населения Испании, Каталония  производит сегодня 23-25% ее ВВП. В объеме он сравним с датским и финским и выше, чем в Ирландии. О состоянии каталонской экономики говорит и ее структура. Она современна: на долю занятости в аграрном секторе приходится около 2%, а сфере услуг — свыше 60%. При этом промышленность обильно представлена такими секторами, как фармакология и химия, электроника, металлообработка, автомобилестроение (сборка «рено», «пежо», «сеат», «фордов» в Барселоне), текстиль, ну и, конечно, морская и прочая логистика. Каталонцы по достоинству используют 580 км своего побережья, превратив его в золотую жилу туризма. Например, в этом году регион посетили уже 54,4 млн. иностранных туристов.

И еще одна цифра: на долю региона, чья площадь занимает лишь 6% территории, приходится пятая часть всех инвестиций !

Кризис, хоть и не в такой степени, как по другим регионам, конечно же, ударил и по Каталонии: выросла безработица, упали заработки. На этом фоне стало особенно заметно стремление центра подкормить за счет более богатых тех, кто победней. Сторонники отделения в своей агитации использовали такие, к примеру, сравнительные цифры: в 2009 году каталонцы внесли в общий бюджет Испании налогов на суммы в размере 119% к общенациональному уровню, а субсидий получили 102%, в 2010 соответственно 118,5 и 99%.

Все это позволяет идеологам самостийности уверять себя и других, что страна имеет все, чтобы жить самостоятельно. А поскольку не придется делиться с какой-нибудь Андалузией, так еще и сытнее.

Очень плохой прецедент?

Нетрудно предположить, что реакции на Декларацию в мире, особенно – в Европе, ну и в самой Испании, естественно, будут в основном негативными: от осуждающих до панических и угрожающих. Ибо создан прецедент, которого ждали с тревогой, как спички к бикфордову шнуру, от которого может произойти взрыв. Ведь список тлеющих зон сепаратизма достаточно велик: шотландцы в Великобритании, валлоны в Бельгии, жители Донбасса в Украине, курды в Турции, гагаузы в Молдове…да мало ли среди каких нацменьшинств подспудно бродят дрожжи сепаратизма. Дайте только повод! А сколько злорадного торжества несет эта новость российским державникам!

Теперь они будут с интересом наблюдать, как станут разруливать ситуацию Мадрид и Брюссель. Помогут ли уговоры, угрозы отлучения от ЕС и международной изоляции? А если не помогут, то, что делать? Не посылать же туда войска, не бомбить же Барселону – второй раз после 1936-го. А, правда – что?

Владимир СкриповВладимир Скрипов

Комментарии

Комментарии

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v