RSS

Два лагеря в среде российских экономистов

Российских экономистов можно разделить на два лагеря: В первый входят экономисты, ратующие за использование финансово-кредитных механизмов регулирования экономики в условиях господства свободного рынка (пусть и искажённого коррупционно-олигархической системой, сложившейся при Путине). В этот лагерь входят экономисты, близкие к Кремлю и встроенные в вертикаль власти: Это Алексей Кудрин, Герман Греф, Эльвира Набиуллина, Алексей Улюкаев, Антон Силуанов, Аркадий Дворкович, плюс чиновники типа Игоря Шувалова и др.

Во второй лагерь входят экономисты, критически настроенные по отношению к путинскому режиму и ратующие за национализацию стратегических отраслей экономики, за так называемую «новую индустриализацию», за уничтожение «компрадорской системы», основанной на экспортно-сырьевой модели, за форсированное развитие промышленности, особенно тех её отраслей, которые могли бы ускорить милитаризацию страны. Они выступают за выход из ВТО, за подчинение Центрального банка и всей финансовой системы промышленному производству, за господствующую роль государства в экономике страны. По существу, им хотелось бы воспроизвести чуть более мягкий вариант сталинской индустриализации. В этот лагерь входят экономисты, придерживающиеся имперско-державной идеологии: Сергей Глазьев, Валентин Катасонов, Сергей Губанов, Владислав Жуковский, Юрий Болдырев, Михаил Делягин, предприниматель Константин Бабкин и др.

Глазьев, Катасонов и прочие постоянно критикуют путинских экономистов, называя их либералами, предателями, прислужниками западной финансово-олигархической элиты, которая якобы руководит глобальной системой, в которую, по их мнению, встроена российская экономика, особенно её банковский сектор. По словам Юрия Болдырева, либералы превратили банковскую систему в кровопийцу страны. Согласно его мнению, банковская система должна служить «кровеносной системой» экономики России, которая призвана снабжать кровью «мышцы и мозг» — то бишь, промышленное производство. Однако сейчас, — сокрушается он, — в банковской системе сосредоточено 85-90 процентов всех активов страны, что гораздо выше соответствующих индикаторов в других индустриально развитых странах (где этот показатель не превышает 60 процентов). Иными словами, говорит Болдырев, «кровеносная система» снабжает кровью не мозг и мышцы, а саму себя. «Ростовщик зажрался» — подытоживает он свою хитрую метафору.

Примерно такие же взгляды разделяют все его коллеги и единомышленники.

Противостояние этих двух лагерей в среде российских экономистов олицетворяет два альтернативных пути развития России в ближайшем будущем: продолжение статуса кво, то есть экспортно-сырьевой модели развития в условиях клептократического олигархического авторитаризма или же переход, по существу, к административно-командным методам управления экономикой при минимальной свободе рынка или даже при остутствии рыночной системы, то есть к своего рода левому авторитаризму или тоталитаризму, хотя и без коммунистической идеологии.
Когда Глазьев, Болдырев, Жуковский, Катасонов или Делягин критикуют, например, главу Центробанка Эльвиру Набиуллину, это не означает, что их претензии направлены лишь против одного, отдельно взятого, чиновника. Нет, для них Набиуллина — это персонификация всей «либеральной» элиты, это воплощение всего того, что им глубоко противно в путинском режиме. Они понимают, что если вместо Набиуллиной будет назначен любой другой либеральный экономист, то экономический курс страны от этого не изменится. Интересно, что представители (условно говоря) демократической оппозиции как раз этого не понимают, наивно полагая, что при Кудрине или, скажем, Силуанове, на посту председателя Центробанка финансово-экономическое положение страны и курс рубля кардинально изменились бы к лучшему. Разумеется, это не так. Между кремлёвскими экономистами нет принципиальных разногласий, как их нет между ними и Кремлём. Курс Набиуллиной — это курс Кремля. Нужно помнить, что Центральный банк не является независимым органом. Он полностью подчинён правительству РФ и лично Путину. Демократы должны понимать, что персональные перестановки будут иметь сколько-нибудь серьёзные последствия только в случае перемены курса Кремля в худшую сторону, в сторону «мобилизационной экономики» и «новой индустриализации», вместе с которыми в Россию неизбежно придёт левый тоталитаризм.

Помимо двух упомянутых групп экономистов, есть и такие люди, как Андрей Илларионов, Сергей Гуриев и т.д. — то есть, небольшое число действительно либеральных экономистов, которые не встроены в вертикаль власти и даже находятся в оппозиции к ней. Но их знания и опыт вряд ли когда-либо будут востребованы в России.

оригинал — https://www.facebook.com/sabirjanb/posts/10152558610921682

автор — Сабиржан Бадретдинов

Comments

comments

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v