RSS

Главный редактор «Петра и Мазепы»: Резьбу рано или поздно сорвет

  • Written by:

Мы продолжаем серию интервью с новыми лицами, которые вывел авансцену украинский кризис. Сегодня с «Русским Монитором» любезно согласился побеседовать главный редактор набирающего все большую популярность в Украине и за ее пределами издания «Петр и Мазепа» Александр Нойнец.

Русский Монитор: Александр, какое влияние события в Крыму и на Юго-Востоке оказывают и окажут на русскую общину Украины в ее отношениях с украинским большинством?

Александр Нойнец: В результате захвата Крыма русских на Украине стало на миллион меньше, а у Путина – на миллион больше.

Если Украина продержится до середины лета, то есть до окончательного бесповоротного срыва туристического сезона в Крыму без надежды на компенсацию крымчанам потерь со стороны РФ, это сплотит русских Украины и украинцев против Путина. Финансовый фактор был ключевым пунктом кремлевской пропаганды при отторжении Крыма, он же станет и ключевым фактором, играющим против Кремля на дистанции.

В целом же мы сейчас наблюдаем несколько процессов. С одной стороны, украинские националисты разделяются по линии отношения к русским на две части – собственно украинских националистов и просто русофобов. Первые крайне лояльно относятся к русским, признают за ними равные права и хотят вместе строить общее государство. Вторые, к сожалению, имеют свою фракцию в парламенте. Хотя и последний в жизни раз, похоже.

С другой стороны, мы видим, как происходит постепенный, но довольно быстрый рост национального самосознания русских людей на Украине. И тут, конечно, спасибо Путину за это. Раньше наши печали крылись в том, что на Украине, как мы считали, почти не было русских, одни только советские. Теперь благодаря вторжению мы видим, что те регионы, которые мы пессимистически считали полностью советскими, являются таковыми только на 10-20%. Еще на 10-20% они являются украинскими, а в остальном они русские, и люди это начали осознавать. Особенно в свете участия в событиях на востоке Украины: 300 чеченцев на стороне сепаратистов.

Если мы, русские, не сольемся на Востоке в результате этого испытания, а украинские националисты со своей стороны сбросят со своих плеч русофобов-комсомольцев вроде Фарион, Украина получит шанс стать русской Швейцарией, окопанной со всех сторон, заминированной, вооруженной до зубов мирной цветущей страной, где русские и украинцы совместно строят общее единое государство.

На что я, разумеется, и уповаю.

Русский Монитор: Возможен ли всплеск русофобии на Украине в связи с начавшимися военными действиями между украинской армией и пророссийскими повстанцами?

Александр Нойнец: Путин и его друзья из понятных соображений употребляют слово «русофобия» в смысле «нелюбовь к России» — то есть, учитывая авторитарный стиль правления, лично к Путину. Такая русофобия в Украине очень окрепла. А вот русофобия в более близком нам смысле – то есть, нелюбовь к русским, – имеет все предпосылки, чтобы усилиться. Но не усиливается. Стоит только завести с украинцем, который на первый взгляд очень сурово настроен против России, серьезный разговор о том, враги ли ему этнические русские, как тут же выясняется, что нет. Политическая Москва – враг (понятно, почему), а русские – друзья и свои люди, если только они не враги Украины.

Мы вчера разместили у себя текст о плане Путина на 9 мая. Мы предположили, что с его стороны логично будет пойти проверенным путем – устроить теракт на своей территории, чтобы вызвать у россиян порыв к отмщению.

Этот текст уже двое суток остается самым читаемым и распространяемым текстом на Украине. Всех отчего-то поразил именно такой сценарий развития, описанный нами просто как возможный и крайне выгодный Путину и его группировке.

И вот что интересно. Этнические украинцы размещают у себя на страницах в соцсетях этот текст с призывом – россияне, берегите себя, съездите на природу, не умирайте, не надо.

То есть русофобия на Украине, несмотря на все усилия кремлевской пропаганды, все равно остается маргинальной позицией. Она есть, потому что люди страшно злы на Путина и перекладывают этот гнев и на россиян в целом, и на русских в частности. Ее, конечно, побольше, чем юдофобии. Но это крайне временное явление. В остальном – ну, какая русофобия. Я за всю жизнь с ней так не встретился нигде, кроме соцсетей. Ну и «Свобода» наяривает, конечно же — но ей все равно недолго осталось, к Жириновскому отношение и то серьезней, чем к Тягнибоку.

Русский Монитор: Не станут ли эти события дополнительным стимулом к ассимиляции для русских и русскоязычных, проживающих в центральной и западной Украине?

Александр Нойнец: А тут уже все от нас зависит. Если сидеть ровно и никак не реагировать, то, конечно же, государство будет пытаться проводить политику украинизации. И, конечно, так же топорно и неэффективно, как и предыдущие 23 года. Но мало-помалу, лет через сто, если русские не будут заботиться о собственной субъектности, украинство их и ассимилирует. И это будет справедливо: если люди не стремятся к своей субъектности, значит, она им и не нужна, и у них будет чужая.

К счастью, они к субъектности стремятся, чему свидетельством наше появление и неприлично быстрый рост популярности «Петра и Мазепы». Поэтому не стоит волноваться. Наоборот, наше появление – признак противоречий в позиции так называемых «русскоязычных украинских националистов», которые уже сейчас активно интересуются русским национализмом в Украине без многонациональной РФ и имперства. Вероятно, многие из них останутся патриотами Украины и националистами, но скорее склонятся к русскому национализму в/на Украине. Что, с нашей точки зрения, – благо.

Русский Монитор: Александр, ваше издание, изначально тесно сотрудничавшее с S&P Егора Просвирнина, резко прервало с ним отношения. Чем был вызван этот шаг?

Александр Нойнец: Наше издание не сотрудничало с Егором. Я сотрудничал, а издания тогда еще не было.

Я сотрудничал, потому что меня, честно говоря, бесило панибратское отношение СиП к Украине, помноженное на непонимание внутренних местных раскладов. И, поскольку мы много лет знакомы с Егором, я ему об этом как-то сказал. Поправил в чем-то. Взамен он предложил вести дайджест украинской политики на СиП. Это октябрь-ноябрь 2013 года.

Я на тот момент не считал себя аналитиком, честно говоря. Но оказалось, что те, кто себя считает аналитиками по Украине, в 90% случаев не учитывают элементарных вещей – просто потому, что не владеют реальной информацией и инсайдами. И так как-то покатилось, что пришлось регулярно анализировать происходящее на Украине. Читателям понравилось, они стали связываться, обращаться, общаться, контактов стало больше, прямо команда, можно сказать, образовалась.

Потом Егор и его издание заняли по Крыму такую душераздирающую позицию, что я не счел для себя возможным продолжать сотрудничество. Мне тогда казалось, что это временное помутнение с человеком произошло, и мы со временем вернемся в русло диалога.

А тем временем мы тут создали на базе друзей, знакомых и единомышленников своего «Петра и Мазепу» (название, кстати, еще до нашего конфликта придумал сам Егор), и начали вести. И вот он. Тем временем, дальнейшие события показали, что позиция Егора – стратегическая и обжалованию не подлежит. Я, конечно, аналитик безграничной силы фантазии. Но я не могу представить теперь ситуацию, в которой мы с Егором сможем вернуться к сотрудничеству.

Русский Монитор: Представители русских националистических организаций России, формально находящихся в оппозиции к путинскому режиму, тем не менее поддержавших т.н. Русскую весну, считают, что создание сепаратистских анклавов типа Приднестровья окажет положительное влияние на русский нацбилдинг в самой России. Что вы скажете по этому поводу?

Александр Нойнец: У РФ уже есть одно Приднестровье. Как с нацбилдингом? Мне казалось, что не очень. Ну, надо полагать, позиция в данном случае заключается в том, что если дать больше Приднестровий богу Приднестровий, то в какой-то момент критическая масса анклавов приведет к тому, что из Москвы исчезнут золотые пистолеты и красные мокасины, а вместо них самопроизвольно появятся морошка и туески? Интересная концепция. Мне в голову не приходила.

Только один вопрос. А на каком по счету Приднестровье эти русские националисты начнут подозревать, что сценарий не работает?

Русский Монитор: Чем по вашему мнению это может обернуться для русского национального движения в самой РФ? Ваш прогноз?

Александр Нойнец: Поскольку во всем, что меня не касается, я позволяю себе быть безудержным оптимистом, то давайте я дам такой прогноз: Крым и его международные последствия переломят Путину хребет и приведут к организации в РФ собственного русского Майдана, только на этот раз без Немцова, и в итоге — к созданию национального русского государства в России на принципах европейской демократии.

Ну, а если серьезно, мне и раньше не нравилось происходящее в РФ. А теперь там закручиваются такие запредельные спирали, что если бы я не был так сильно привязан к родной земле, уже давно бы свалил далеко за горизонт. Потому что у меня такое глубокое ощущение, что в ближайшие два года в РФ будет происходить закручивание гаек и попытка окуклить страну в Северную Корею, но резьбу рано или поздно сорвет, и в итоге Россия рванет так, что украинские события покажутся курортом, а про Небесную Сотню все забудут ввиду появления Первой Небесной Армии. И возможно, что не последней.

Какое место во всем происходящем будет у русского национального движения России? Да хрен его знает. Я думаю, что многие из тех, кто сейчас по недоразумению называет себя русскими националистами, примутся защищать падающий режим, и погибнут под обломками. Будем надеяться, что эти люди не дискредитируют всю идею в целом, а ограничатся только дискредитацией самих себя.

 Беседовал Федор Клименко

Comments

comments

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v