RSS

Лилия Шевцова: Что сказать, когда сказать нечего?

Президент Путин подтвердил, что
— «Крымнашизм» останется российской государственной идеологией;
— что Россия остается в Военном Времени и он может править только, как Военный Президент;
— что Россия ответит на попытки Запада «сдержать» российские «возможности «.
Что касается поисков компромисса и диалога с Западом, то, видно, Кремль будет готов на них, но только в кулуарном порядке, который бы не нарушил формат » Военного времени». И Кремль не может гарантировать выполнение условий компромиссов- ведь время взаимного сдерживания!! Игра началась другая!
А что касается российского общества…. Неужели президент сказал что-либо новое!
Словом, «темники» для пропаганды подтверждены! И подтверждение того , что окна задраены получено…

оригинал — https://www.facebook.com/ShevtsovaLilia/posts/1519725551617604

Comments

comments

1 комментарий

  1. Николай Былков

    Стратагема № 14 — Позаимствовать труп, чтобы вернуть душу.

    Сущность:
    а) Поставить новую цель, возродить к жизни нечто, принадлежащее прошлому.

    б) Использовать в современной идеологической борьбе старые идеи, традиции, обычаи, литературные произведения и т.п., переинтерпретируя их для новейшего употребления.

    в) Придавать чему-либо, в действительности новому, ореол старины. Стратагема наведения патины.

    г) Употреблять новые учреждения для продолжения старых отношений. Использовать новых людей для проведения старой политики. Обувать новые башмаки, чтобы идти по старой дорожке. Наливать старое вино в новые мехи. (Перефразированное выражение из Евангелия (Мф. 9:17, Мк. 2:22) «Не вливают… вина молодого в мехи ветхие; а иначе прорываются мехи и вино вытекает, и мехи пропадают. Но вино молодое вливают в новые мехи, и сберегается то и другое». То есть по первоначальному смыслу: нельзя создавать что-либо новое, не расставшись со старым, это выражение прямо противоположно сущности Стратагемы № 14.) Стратагема нового фасада.

    д) Присваивать чужое добро, чтобы на нём основать своё могущество; идти по трупам. Стратагема паразитизма.

    е) Использовать любые средства для выхода из трудного положения. Стратагема возраждающегося феникса.

    Никто не побеждает постоянно. Отступления — в порядке вещей. Но речь идёт о том, чтобы сохранить на стадии неудач ясную голову, спокойно проанализировать положение и подобрать подходящий «труп», то есть воспользоваться всеми пригодными обстоятельствами, чтобы вновь взять инициативу в свои руки и превратить поражение в победу.

    «Мёртвый победитель

    В 234 г. н.э. Чжугэ Лян, министр и стратег государства Шу, вёл свой шестой поход против северокитайского государства Вэй. Его противником был Сыма И (179 – 251), командующий вэйской армией.

    Поскольку длительное продвижение войск создавало проблемы со снабжением, Чжугэ Лян стремился как можно скорее добиться решающего сражения. Сыма И и вэйская армия, напротив, старались сделать войну затяжной и окопались на берегу реки Хуай.

    Вновь и вновь Сыма И и его людей пытались принудить к открытому сражению. Но он не отступал от принятой тактики выжидания. Через некоторое время Чжугэ Лян отправил к Сыма И посланца со шкатулкой. Военачальники Сыма И, рвавшиеся в бой, решили, что Чжугэ Лян прислал гонца с объявлением войны. Они набились в палатку Сыма И, чтобы удостовериться в этом. Все не отрываясь следили, как Сыма И вскрывает письмо Чжугэ Ляна. В письме Чжугэ Лян насмехался над Сыма И, говоря, что он не командующий, а баба, дрожит за свою жизнь и боится смерти. Сыма И разгневался, но не показал виду и, улыбаясь, открыл шкатулку. Там лежали только женские платья.

    Когда военачальники Сыма И увидели это и поняли, что Чжугэ Лян насмехается над их главнокомандующим, они тут же пожелали, чтобы посланец был казнён, а Чжугэ Ляну дан немедленный бой.

    Сыма И ответил на это изречением Конфуция:

    «Кто не проявляет терпимости, навлекает опасность на большие планы».

    Вместо того чтобы казнить посланца Чжугэ Ляна, он пригласил его к обеду. За едой Сыма И избегал военных тем и осведомлялся только о жизненных обстоятельствах и здоровье Чжугэ Ляна.

    Отпустив посланца восвояси, Сыма И сказал своим военачальникам:

    — Чжугэ Лян пытается воспользоваться стратагемой провокации. Мы ни в коем случае не должны на это попадаться. Ведь сам Чжугэ Лян сейчас очень плох здоровьем. Он переутомлён военными и политическими делами, не ест и не спит и, наверное, скоро умрёт. Вы же, мои военачальники, должны быть готовы к его смерти. Как только придет эта весть, мы начнём битву.

    И вэйская армия осталась в своих укреплениях, что очень опечалило Чжугэ Ляна. Война тянулась уже более 100 дней. Каждый день Чжугэ Лян советовался со своими военачальниками, как быть дальше, а по вечерам не мог заснуть, раздумывая, как бы победить Сыма И. Чжугэ Лян переутомился и стал харкать кровью; он всё слабел и наконец умер.

    Военачальники шуской армии были сражены горем и хотели немедленно заняться похоронами. Но оба командующих, Ян И и Цзян Вэй, следуя завещанию Чжугэ Ляна, убедили военачальников отложить погребальную церемонию. Тело Чжугэ Ляна положили в гроб, и армия получила приказ об отходе. Тут только Сыма И покинул свои укрепления и начал преследовать противника. По пути он поднялся на холм, чтобы с него взглянуть издали на шускую армию. Он увидел, что она держит те же боевые порядки, под теми же знаменами, что и при жизни Чжугэ Ляна. Сыма И вдруг испугался, не была ли весть о смерти Чжугэ Ляна ложной, и подумал, что этот слух распустили, лишь чтобы выманить его на поле битвы. Но по настоянию своих военачальников он вынужден был продолжить преследование. Вскоре шуская армия вдруг по сигналу остановилась и повернулась, готовая к бою, навстречу вэйцам. Это всё была в точности тактика Чжугэ Ляна. Сыма И вновь охватили сомнения, и тут из-за деревьев показался флаг главнокомандующего Шу и колесница, окружённая военачальниками, в которой, выпрямившись, сидел — по слухам, покойный — Чжугэ Лян. Как только Сыма И это увидел, он тут же отдал приказ к отступлению. Шуская же армия спешно продолжила свой отход, пока не оказалась в безопасности. Только тогда она приступила к погребальной церемонии. Впоследствии Сыма И узнал, что Чжугэ Лян действительно умер и в колеснице была кукла. Он тут же возобновил преследование, но противник был уже далеко.

    Вэйские военачальники очень разозлились, что упущен шанс уничтожить шускую армию. Сыма И же сказал со вздохом:

    — Искусство, с которым Ян И вёл войско, в точности походило на манеру Чжугэ Ляна, как будто дух покойного Чжугэ Ляна возродился в Ян И. Я попался на стратагему «Позаимствовать тело, чтобы вернуть душу».
    Источник: http://pritchi.ru/id_2024

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v