RSS

Макс Каммерер: как заселялась Канада?

  • Written by:

Когда мой армейский друг Антанас Нарушевичюс ностальгировал о великой Литве от моря до моря, я никак не думал, что через четверть века окажусь в огромной стране, простершейся между двумя, нет, даже тремя океанами. Википедия утверждает, что отсюда ее девиз: «От моря до моря», но в самой Канаде я как-то с ним не сталкивался. Было время ‑ и страна была французской, да и не только она, а и Луизиана, то есть вся долина реки Миссисипи. Франция тогда имела большую площадь колоний, чем Британия!

Но постепенно бравые англосаксы, правя морями, вытеснили ее отсюда и от огромных североамериканских владений остались лишь пара островов Сен-Пьер и Микелон с населением около шести тысяч человек в 20 км к югу от Ньюфаундленда, «заморское сообщество» Франции, да порядком искаженный французский язык в Квебеке. В итоге бывшую колонию Новая Франция стали называть Нижней Канадой и устремились дальше, вглубь континента.

По площади суши Канада громадна, но она страна северная, арктические области занимают 40 % площади и в итоге пригодные для нормальной жизни земли тянутся довольно узкой полосой вдоль границы с Соединенными Штатами. Впрочем, эта полоса раза в три-четыре больше Украины, хотя жителей в Канаде меньше. То есть ее просторы не слишком многолюдны, но все же в ней проживает почти 37 млн. человек. Как же их заселили, если земли эти протянулись в широтном направлении на многие тысячи километров? Ведь для массового переселения нужны средства сообщения.

Однако первая повозка из Квебека достигла Монреаля лишь в 1774 году, спустя 130 лет после основания города у подножия Мон-Рояль, причем путешествие занимало много дней, а паруснику, который зависел от ветра и бурлаков, требовалось порой две-три недели, чтобы подняться против течения Сан Лоран, реки Св. Лаврентия. Далее я с позволения автора с удовольствием воспользуюсь отличным материалом Юрия Кирпичева, который недавно был опубликован на сайте журнала «Знание-Сила», лишь чуть сократив его (Где появился второй пароход?). Поэтому население росло медленно и в первой трети XIX века в Монреале проживало всего лишь около 16 тысяч человек, меньше, чем в Киеве, на который он немного похож. А уж дальний Запад и вовсе пустовал. Все изменили пароходы – именно они дали старт настоящему заселению Канады.

Пароходы Молсона

В Старом порту Монреаля расположен пивоваренный завод Молсона, у причалов которого всегда стоят корабли. А в крошечном скверике с другой стороны установлена мемориальная плита в честь Accommodation, второго парохода мира. Он был построен по инициативе Джона Молсона и 1 ноября 1809 года в два часа пополудни покинул Монреаль, а спустя 66 часов, 4 ноября достиг Квебека. Билет стоил дорого: 2 фунта 10 шиллингов (10 долларов). Увы, обратный путь занял целых семь дней и, как видно на картине из монреальского городского архива, приходилось буксировать пароход быками и лошадьми. Затем он с июня по октябрь 1810 года совершал регулярные рейсы. Но к 2000 ф. ст., затраченных на постройку, корабль добавил еще столько же убытков.

Практика показала, что машина должна быть мощнее, а пассажировместимость выше. Поэтому в октябре 1810 г. Молсон отплыл в Англию, чтобы заказать паровую машину в 30 л.с. Новое, более крупное судно Swiftsure было спущено на воду в Монреале 20 августа 1812. Интересен Swiftsure еще и тем, что был первым пароходом в мире, принявшим участие в войне. В той самой, 12-го года! Она шла и за океаном, только там вместо французов, спаливших Кремль, британцы сожгли Белый дом. Пароход перевозил их войска и маячные команды.

В сентябре 1814 г. спустили на воду Malsham (архаическая форма имени Молсон), в 1816 к нему добавилась Lady Sherbrooke (она стала самой популярной на реке и однажды дошла до Квебека за 16 часов!), в следующем году New Swiftsure и так далее. Дело пошло и, судя по спискам пассажиров, суда не пустовали, несмотря на высокие поначалу цены на билеты.

К 1819 г. между Квебеком и Монреалем ходило уже семь пароходов Co. Steamers, компании Молсона и сохранились записи пассажирских перевозок ‑ каждый корабль делал десятки рейсов за навигацию! К тому времени цены снизились, для взрослых от пяти шиллингов, для детей до 12 лет половину этой цены и меньше, в зависимости от возраста, за малышей до двух лет платили четверть стоимости, а младенцы плыли бесплатно. Оплата кают-класса ‑ от стандартных 1фунт и 10 шиллингов до 3 фунтов за парадные апартаменты.

Список плаваний начинается с восьмого рейса «Молшема». 3 июля 1819 г. он покинул Квебек и направился в Монреаль. Список пассажиров начинается с эрла Далхузи из знаменитого шотландского клана Рамсеев и его супруги, леди Далхузи, а также их малолетнего сына лорда Рамсея и его учителя, преподобного мистера Темпла. Один из боевых генералов Веллингтона, сражавшийся под Ватерлоо Джордж Рамсей, 9-й граф Далхузи, был в то время лейтенантом-губернатором Новой Скотии. Он прибыл из Галифакса на HMS (корабле ее величества) Mersey и плыл в Монреаль, чтобы вскоре, 28 августа 1819 г. стать генерал-губернатором всей Британской Северной Америки. На этом посту он пробудет до 1828 года, а затем будет послан в Индию, на должность главнокомандующего британскими войсками в самой важной колонии короны!

Британская империя раскинулась на полмира, ей требовались кадры, способные управлять заморскими владениями, и появились целые семьи потомственных колониальных администраторов. Сын Джорджа Рамсея, плывущий на «Молшеме», станет генерал-губернатором Индии и сколотит из рыхлого конгломерата индийских княжеств и владений огромную централизованную колонию, ставшую основой современного государства Индия.

Граф занимал парадные апартаменты по правому борту, проезд до Монреаля в которых стоил три фунта, его супруга ‑ по левому, их сын с учителем 10-ю каюту (6 фунтов за двоих), их сопровождали трое слуг и одна служанка, проезд которых стоил 8 фунтов. Во 2-й каюте плыли еще один лорд S. Kier и майор Купер, в 7-й ‑ Collier R.N., капитан упомянутого HMS Mersey, в компании с мистером Hays, и так далее, а всего по билетам без номеров, то есть для важных персон, плывущих в апартаментах и каютах первого и второго классов, ‑ сорок девять человек, включая детей и слуг.

Но не только графы и лорды создавали империю, большую часть пассажиров составляли иммигранты и сто девять билетов было продано в третий класс ‑ несколько человек плыли до Труа Ривьер, несколько до Сорель, но большинство до Монреаля, что стоило десять шиллингов с человека. Вот что писала Montreal Gazette 23 июня 1817 года, в статье «Британские и ирландские эмигранты»: «…гг. Джон Молсон и сыновья, владельцы первого пароходства на реке Св. Лаврентия, прислушавшись к просьбе консула Его Величества в Нью-Йорке, согласились приложить усилия к обеспечению будущих переселенцев, которые прибудут в Квебек, транспортом в Монреаль на самых льготных условиях, с обязательством последующего их следования в верхнюю Канаду. …каждому будет разрешено везти до 200 фунтов багажа, а не 60 фунтов, как обычным пассажирам, и затраты каждого составят 30 шиллингов от Квебека до Кингстона, и на 1 шиллинг три пенни больше до Йорка (ныне Торонто ‑ Ю.К.); дети за полцены».

Путешествие вверх по реке длилось всего два-три дня. Так, «Молшем» с апреля 1819 г. сделал 28 рейсов и ушел на зимовку в Монреаль лишь 23 ноября, New Swiftsure совершил 25 рейсов. Иными словами, подавляющее большинство будущих канадцев попало на свою новую родину морем – и далее по реке Св. Лаврентия, по Сан-Лоран! И если со времен шевалье де Мезоннёва вплоть до эпохи Молсона этот путь можно было проделать лишь под парусами, то затем техническая революция достигла и наших краев. Более того, Монреаль был в ее эпицентре, его инженеры и рабочие стояли на переднем краю технического прогресса! Опережая признанных мировых лидеров.

Поражает скорость технического развития Запада ‑ уже в 1834 г. новые корабли компании Молсона ходили на Монреаль, возвращались в Квебек и снова уходили в следующий рейс через 4-5 дней, причем брали на борт более пятисот пассажиров (в нескольких случаях их число превышало 900). Это означает весьма мощный пассажиропоток. Именно появление пароходов позволило приступить к настоящему освоению Канады. Подводя же итоги нашего небольшого экскурса в историю техники, который превратился в маленькое путешествие по истории Канады и метрополии, можем заметить, что пенный след от тех давних молсоновских пароходов не растаял в синей шири Сен Лоран. И что некоторые корабли ‑ это не просто машины. Это машины времени…

Каналы для пароходов

Спасибо Юрию за ценную информацию, но далее дополним ее сами. Не удивительно, что именно с появлением пароходов началось бурное развитие системы каналов Канады, продолжающих морские пути. В итоге сформировался грандиозный Морской путь Святого Лаврентия длиной 3700 км, позволяющий судам, из Атлантического океана проходить до самого дальнего из Великих озёр, Верхнего. Главных препятствий на этом пути было два: пороги на Сан Лоран чуть выше Монреаля и Ниагара с ее знаменитым водопадом.

С ними справились быстро. Уже 17 июля 1821 года началось строительство 14 километрового Lachine Canal в обход каменистых перекатов у Монреаля. Он открылся в 1825 году и превратил город в глубине континента в главный морской порт страны, а также в центр притяжения индустрии и финансов. А 30 ноября 1824 г. началось строительство Уэллендского канала из оз. Онтарио в оз. Эри – в обход Ниагарского водопада. Оно было завершено 30 ноября 1829 г. – поразительно быстро, если учесть, что ни бульдозеров, ни экскаваторов еще даже в проекте не имелось, а работа была большая. От Порта Далхузи (знакомое имя, не так ли?) на Онтарио до озера Эри, а это 42 км с подъемом почти на 50 метров, всего за пять лет построили систему судоходных шлюзов. Ныне ежегодно через этот канал перевозится около 40 000 000 тонн грузов на примерно 3000 океанских и озёрных кораблях.

Вот по этим каналам и проплыла основная масса иммигрантов, заселивших центральные провинции страны. В том числе и украинцы, основавшие на Великих равнинах многочисленную диаспору. В этом гидрографическом плане Канада также напоминает Украину, берега которой омывают Черное и Азовское моря, самые удаленные от океана. Но ей куда больше повезло с метрополиями: и Франция и Британия ‑ весьма цивилизованные страны, в отличие от свирепой и дикой России, во-первых, а, во-вторых, они далеко, за океаном…

Макс Каммерер

Монреаль

Комментарии

Комментарии