RSS

«Страница не найдена»: запрет российских соцсетей

  • Written by:

Как в Украине отреагировали на запрет Яндекса и российских соцсетей

Предлагаем вниманию наших читателей перевод статьи, опубликованной изданием Украинская неделя, в которой подробно разбираются все последствия и аспекты решения властей Украины блокировать популярные российские интернет-сервисы и IT компании.


Соцсети взорвались негодованием, на сайте президента родился с десяток птицей, часть правозащитников заговорила о цензуре в интернете. Привод такой активности дала запрет социальной сети «Вконтакте» и сервисов Яндекс и Mail.ru в Украине.

Новость о возможном блокировании соцсети «Вконтакте» имела эффект разорвавшейся бомбы: часть пользователей активно возмущалась таким решением, сравнивая Украину с Северной Кореей, популярные сообщества начали распространять инструкции, которые позволят обходить запреты, иногда даже раздавались призывы к подготовке акций протеста. Под вечер 16 мая администрация ресурса разослала пользователям ссылку на страницу с инструкциями, которые позволят обойти блокировку. К тому же, ряд сообществ прибегла к откровенным манипуляциям информацией о «экономической выгодности» использования российских сервисов — мол, корпоративная почта дешевле, реклама работает качественнее и тому подобное. Не обошлось без традиционной критики президента и народного творчества, связанной с недавним скандалом в отношении сына Порошенко. Впрочем, для начала, стоило бы взглянуть на сам санкционный список и изучить историю его принятия.

26 апреля 2017-го, Кабинет министров издал распоряжение №288, в котором одобрил и внес на рассмотрение Совета национальной безопасности и обороны предложение о продлении применения санкций против ряда физических и юридических лиц в связи с российской агрессией в Украине. 28 апреля СНБО принял соответствующее решение. За две недели президент Петр Порошенко своим указом №133 / 2017 от 15 мая, ввел это решение в действие.

Всего в перечень попали 468 юридических и 1228 физических лиц. Против части из них ограничения вводили раньше. Впрочем, в этом году список расширили. Кроме российских банков (например — Финансовый стандарт), авиакомпаний (например — Трансаэро), «национализированных» предприятий в Крыму (разного рода ведомственные реабилитационные центры и т.п.), общественных объединений (например Всевеликое войско донское), платежных систем туда попали ООО «Вконтакте», ООО« Мэйл.ру ГРУПП», ООО« Яндекс», ООО« 1С»и их украинские офисы. Если воспринимать перечень в комплексе, то запрет на деятельность российских компаний, в том числе и тех, которые являются владельцами социальных сетей, кажется логичным. И аргументация представляется целесообразной, поскольку упомянутые российские компании платят налоги в России, которая является агрессором. Здесь разве что может возникнуть вопрос, почему до сих запретов прибегли сейчас, а не в 2014-м. Кроме того, не стоит забывать о российское законодательство, а именно «пакет Яровой» — в соответствии с ним данные пользователей информационных ресурсов по первому требованию ФСБ передают к спецслужбам. Но об этом отечественные пользователи, кажется, стараются не вспоминать.

Можно предположить, что если бы названные компании имели другой профиль деятельности (например — металлургия), то для большинства украинцев такие запреты остались бы малозаметны. Однако, санкции против ИТ-сектора требуют и блокирования их продукта. А поскольку тот же «Вконтакте» является социальным медиа, то можно видеть признаки внедрения интернет-цензуры. В этот момент из экономического измерения мы переносимся в социальный. Поскольку так уж сложилось, развитие отечественного (украинского — Прим. ред.) интернета до определенного момента был неразрывно связан с российским сегментом мировой паутины и интегрировался в интернет-культуры (и культуры в целом) в РФ. С начала украинских популярных альтернатив тем же «Одноклассникам» или «Вконтакте» в отечественной (украинской — Прим. ред.) Сети не было, а то, что появилось впоследствии проигрывало в популярности. Российский «1С» фактически монополизировал украинский рынок. Изменения же начали происходить в 2014-м, после аннексии Крыма. Часть пользователей российских соцсетей, среди которых лидеры мнений, показательно поудаляла свои аккаунты, кто перебрался в Facebook. В то же время, на волне патриотизма приобрели популярность проукраинские сообщества. Также были попытки запустить альтернативные проекты, разработанные в Украине (тот же weua.info — но вряд ли он сейчас известен широкой публике). Однако, если верить исследованиям, даже Facebook по количеству своей аудитории продолжал проигрывать российскому «Вконтакте». Кроме того, именно в последнем до определенного момента активно координировались пророссийские сепаратисты — разного рода сообщества «Самооборона». Там же, по словам спецслужб, велся набор в «ополчение» и активно работала антиукраинская пропаганда. Кроме того, не стоит забывать, что основатель «Вконтакте» Павел Дуров заявлял о фактическом рейдерстве, которое произошло с его проектом: некий фонд UCP в свое время получил почти 50% акций компании. Кроме того, по словам основателя соцсети, ФСБ неоднократно требовала выдать персональные данные Украинской — координаторов групп, связанных с Евромайданом. Наконец, Дуров сообщил о продаже своей части акций и отошел от дел.

Примерно в этот же момент в украинском интернете начали говорить о «Вконтакте» как проекте ФСБ. Примеров, кроме приведенных Дуровым, можно было найти довольно много: здесь и пророссийская пропаганда, выстроенная на тезисах о «общность истории» и «братскости» народов, и уже вышеупомянутые сепаратистские группы, и законы Яровой. К тому же, время от времени, в популярных сообществах «Вконтакте», распространялись «идеологически правильные» мемы, связанные с Украиной или войной на Донбассе. Что, несмотря на высокую популярность ресурса среди украинцев, так или иначе имело свое влияние. Несмотря на то, что украинское представительство соцсети неоднократно подчеркивало, что с российскими спецслужбами не имеет ничего общего, разрушить это убеждение не удалось. Скажем, 16 мая Министерство информационной политики заявил, что санкционные социальные медиа не были в их списке на блокирование, однако, их активно использовало ФСБ.


«Такие ресурсы как «Вконтакте», «Одноклассники»,«Яндекс», «Мэйл.РУ ГРУПП» давно уже используются российскими спецслужбами как инструмент гибридной войны», — заявил госсекретарь МИП Артем Биденко.


Он добавил, что Мининформполитики во время заседания СНБО 28 апреля получило «перечень фактов и аргументов в поддержку применения санкций к российским соцсетей».

«Учитывая предоставленные факты и заботясь о безопасности страны, решение СНБОУ соответствует задачам, которые сегодня стоят перед государством по проблематике территориальной целостности и социальной защиты», — убеждены в МИП. Несмотря на это, конкретных фактов в ведомстве не называют.

Сами же компании, которые попали под санкции, уверяют — они вне политики и в дальнейшем продолжать отстаивать интересы своих пользователей всеми доступными способами.

Однако с идеологическим вопросом запрета все так или иначе понятно — с техническим возникают проблемы. Поскольку во времена развитого интернета полностью заблокировать доступ к онлайн-ресурсам возможно только при условии физического уничтожения серверов. Все остальное — лишь осложнения процесса. В качестве примера можно вспомнить безуспешную борьбу с пиратским торрент-трекером Thepiratebay: правоохранительные органы разных стран в разное время пытались ликвидировать эти серверы, однако это скорее напоминало войну с ветряными мельницами. Государства только могли затруднить доступ к платформе, но не ликвидировать его.

Судя по всему, такая же история ожидает и инициативу с блокировкой «Вконтакте» и других российских соцсетей. В украинской власти пока есть два варианта: дешевый и дорогой. Первый заключается в том, чтобы перевести проблему ограничения доступа на плечи провайдеров. Второй — создать аналог китайского «Золотого щита», более известного как «Великий китайский файрволл».

«Могут провайдеры заблокировать доступ к сайтам? Да это возможно. Вопрос – захотят ли, поскольку значительная часть трафика идет именно на российские соцсети и сервисы. Технически список сайтов («Однокласники», «Вконтакте», Mail.ru — авт.) Они могут внести в черный список и не давать прямого доступа через свои серверы», — отмечает специалист по цифровой безопасности Вадим Гудым.

«Можно попробовать заставить провайдеров заблокировать определенные сайты, но при этом оно будет работать хуже, чем в России. К тому же, подозреваю, провайдеры будут сопротивляться этому решению, поскольку им придется выделять на это дополнительные ресурсы», — убежден спикер украинского Киберальянса Шон Тансенд.

В СНБО также признают, что полностью закрыть доступ к российским веб-ресурсам не смогут.

«Да, технически мы не можем полностью заблокировать доступ к тому же «Вконтакте». Сейчас хватает методов обхода. Но мы можем ограничить доступ к этому сайту части аудитории, таким образом отрезав ее от российской пропаганды. К тому же, это позволит усложнить процесс набора наемников для сепаратистских группировок», — убежден руководитель Службы по вопросам информационной безопасности СНБО Валентин Петров.

Он добавляет, что процессом блокировки заниматься провайдеры, которые имеют для этого возможности, а судебное решение в данном случае может быть не обязательным, несмотря на распоряжение СНБО.


«…Пытаясь бороться с Россией и советским прошлым, типично российскими (советскими методами) у нас в итоге может получиться «другая Россия» — еще одно государство строгого режима только с другим флагом»


«Часть Интернет-провайдером уже заявила о своей готовности заблокировать доступ к этим ресурсам. Часть говорит о технических или иного рода сложности. Хотя, как по мне, здесь вопрос в их желании», — добавляет Петров.

Эксперты касается такого блокирования относятся скептически. Не в последнюю очередь благодаря возможностям обойти запреты.

«Будут ли украинские пользователи отрезаны от того же «Вконтакте»? Нет, существует большое количество сервисов, которые позволяют обойти запреты. Каких-либо специальных навыков они не требуют и довольно простыми», -замечает Гудым.

«Хватает средств анонимизации интернет-трафика. Как пример — в РФ давно заблокирован сайт рутрекер, однако это не мешает даже самые безграмотным пользователям качать оттуда пиратский контент. Так что такие запреты можно считать порочной практикой. Пытаясь бороться с Россией и советским прошлым, типично российскими (советскими методами) у нас в итоге может получиться «другая Россия» — еще одно государство строгого режима только с другим флагом», — убежден Тансенд.

Что же это создание «Великого украинского фаервола», то эксперты отмечают — в украинских реалиях реализация такого проекта невозможна. Поскольку он влечет за собой огромные финансовые затраты.

«На создание аналога Большого Китайского фаервола Украины просто не хватит денег. Полноценное блокировки требует использования крайне дорогостоящего оборудования DPI (Deep packet inspection), часть расходов провайдеры переложат на потребителя. Трудно сказать, сколько это будет стоить. По «Золотому щиту» очень мало информации, но один источник утверждает, что только CCTV (центральное ТВ Китая) потратило на этот проект $ 770 млн в 2002-м. И репрессивный российский вариант обойдется очень дорого. Во-вторых, работать он будет очень плохо и потребует дополнительных запретов — следующий логический шаг — это «интернет по паспорту» и запрет на средства анонимизации. Альтернатива проста — экономические санкции (не обязательно прямые), вполне можно создать российским компаниям неконкурентные условия, а для государственного сектора ввести запреты (и частным предпринимателям, которые работают с гос. Сектором придется с этим считаться). Также в качестве альтернативы — предоставление не прямых преференций НЕ российским компаниям и, наконец, использование пропаганды», — отмечает Тансенд.

Однако, об альтернативных путях во власти пока не говорят. Возможно, такие решения озвучат в ближайшее время, несмотря на анонсированные круглые столы и брифинги по этой тематике. Пока же похоже на то, что решение о запрете есть показной и запоздалой реакцией. Ведь даже провайдеры, на плечи которых планируется возложить техническую сторону вопроса, очень расходятся в своих заявлениях: часть уже заявила журналистам, что готова заблокировать ресурсы в течение недели, часть — что «изучает Указ президента и готовит технические возможности реализации», часть прямо заявляет о невозможность полной блокировки сайтов. Так или иначе, согласно закону, продолжение же санкций (не только против компаний, которые являются владельцами соцсетей, но и других, имеющихся в списке) должен начать действовать не позднее 1 июня этого года.

Источник: сайт издания «Украинская неделя»

Оригинал на украинском языке

Комментарии

Комментарии

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v